Выставка Жака Калло

Уже два века мир смотрит на Калло сквозь лупу Гофмана, видевшего его рисунки "в свете особого оригинального романтизма, который удивительно много говорит душе, склонной ко всему фантастическому".
Выставка Жака Калло

В фонде In Artibus открывается выставка «Я хотел работать в манере Калло». Выставят семьдесят офортов Жака Калло и графику его прямых наследников и побочных отпрысков — работы из частных московских коллекций

Коллекционеров, собирающих графику, считают интеллектуалами и эстетами, и выставка Я хотел работать в манере Калло, составленная на основе собраний Григория Константинова, Максима Толстикова и основательницы фонда In Artibus Инны Баженовой, должна подтвердить это распространенное мнение. Достаточно было бы просто показать 70 офортов и один рисунок Жака Калло (1592-1635) — случай увидать живьем работы лотарингского мастера выпадает в Москве не так уж и часто. Но вот уже два века, как весь мир смотрит на Калло сквозь лупу Гофмана, видевшего его рисунки в свете особого оригинального романтизма, который удивительно много говорит душе, склонной ко всему фантастическому. Так что на выставке (выставке-каприччо, как определяет куратор ее не строго научный жанр), чье название позаимствовано из гофмановских Фантазий в манере Калло, предлагают отыскивать каллотовский элемент — точную цитату или же отдаленно похожий каприз, гротеск, причуду романтической фантазии — у Сальватора Розы, Рембрандта, Пиранези, Делакруа, Жерико, Домье. Этот ряд можно было бы продолжать до бесконечности, выуживая из комодов и рундуков истории искусства все новые и новые примеры — от напрашивающихся тут Бедствий войны Гойи до рисунков Эйзенштейна, Калло обожавшего. Но зрителя пощадили, не дав утонуть в море аллюзий, подражаний и влияний. Ведь графика требует медленного чтения, а главным героем экспозиции все же остается Калло, представленный офортами из знаменитых и менее известных серий: Большие бедствия войны, Танцы Сфессании, Большие Страсти, Малые Страсти, Кающиеся, Четыре пейзажа, Поединок у барьера и Знать.

Каталог выставки-каприччо открывается статьей Жак Калло как актуальный художник: она о том, что словарь лотарингского фантаста — сотни чудных фигурок в диковинных мизансценах — прочно вошел в речевой обиход искусства, порой и не осознающего, что изъясняется с каллотовском акцентом. Хронологически каприччо останавливается на Домье, но могло бы, даже не залезая в дебри мультимедийного contemporary art, дотянуться до Хаяо Миядзаки. Впрочем, сегодняшняя реальность позволяет в несколько другом плане оценить актуальность Калло, сделавшегося общим — пусть и не столь общим, как Леонардо,— местом современной визуальной культуры.

Комментарии
Комментарии