Каталог ненужных вещей

В Эрмитаже, в здании Главного штаба, открылась выставка знаменитого фотографа Кандиды Хефер «Память».
Каталог ненужных вещей

В Эрмитаже, в здании Главного штаба, открылась выставка знаменитого фотографа Кандиды Хефер «Память». На первой персональной выставке немецкой художницы в России показано 24 фотографии, сделанные в Петербурге летом 2014 года. Десять из них подарены отделу современного искусства Эрмитажа

Нова только натура: залы Зимнего дворца, Нового Эрмитажа и Эрмитажного театра, Павловского дворца, Екатерининского дворца в Царском Селе, Мариинского театра, театра Юсуповского дворца, Публичной библиотеки. Что до манеры съемки — она найдена давно и не меняется десятки лет, хотя прогресс цифрового оборудования с годами сделал ее результат неправдоподобно совершенным: большой формат, ровное естественное освещение, чистота цвета, холодность тона, фантастическая глубина резкости, гиперреалистическая четкость каждой детали, фронтальность, симметрия и полная безлюдность.

С конца 1970-х Кандида Хефер снимает интерьеры общественных зданий, лишенных общества: пустынные залы музеев, театров, филармоний, библиотек, а также клетки и вольеры зоопарков, которые тоже суть интерьеры с живыми скульптурами жирафов, слонов и крокодилов. Михаил Пиотровский в предисловии к каталогу выставки остроумно сравнивает эрмитажные фотографии Кандиды Хефер с архитектурными акварелями Эдуарда Гау, Константина Ухтомского и Луиджи Премацци, обнаруживая в них удивительное сходство, но не может не подчеркнуть и различия: дворцовые интерьеры видописцев XIX века пусты, но обитаемы,— в музейных интерьерах Хефер людей будто волной смыло. И в этом парадокс ее искусства — ведь дворец остается дворцом, даже когда заброшен, а музей становится музеем, только когда в нем есть зритель: без зрителя он лишь склад.

Кандида Хефер оказалась самой старшей среди первых учеников Бернда и Хиллы Бехер: Андреас Гурски, Томас Штрут, Аксель Хютте, Томас Руфф, Эльгер Эссер — все прочие звезды Дюссельдорфской школы поколением, а то и двумя моложе, она же всего на десять лет младше учителей, да и попала в бехеровский класс в академии уже вполне зрелым человеком, когда ей было за тридцать.

Комментарии
Комментарии