Захи Хадид в Эрмитаже

Открыть такую выставку — важный жест для музея, поскольку Хадид считается продолжательницей конструктивистского проекта, что особенно чувствуется в ее ранних работах.
Захи Хадид в Эрмитаже

В Эрмитаже проходит выставка архитектора Захи Хадид. Что нужно знать и понимать о ней?

Гуманистическое послание архитектуры постмодернизма Чарльз Дженкс видел в способности ее образчиков обращаться в метафору. В силуэте, скажем, аэровокзала TWA Ээро Сааринена простой горожанин может угадать парящую птицу, а фасад здания из бетонных решеток — сравнить с теркой для сыра. Чем больше метафор приходит на ум зрителю, тем успешнее здание интегрируется в городскую среду, пишет Дженкс. Интерпретировать постройки Захи Хадид согласно этому принципу, безусловно, можно, однако метафоры из повседневной жизни вроде терок для сыра не годятся. Чтобы «понять и принять» здания Хадид, обитатель городской среды должен обладать чуточку другим кругозором и искать подходящие сравнения в пределах кино- и цифрового мира. К примеру, представлять, как с помощью 3D-графики может быть визуализировано устройство молекулы, иметь образ некоего космического корабля (гибрид паттернов — от «Звездных войн» до «Интерстеллара»), допускать в воображении, что некая биоморфная структура может быть живой и подвижной, и т.д. Предполагается, что для зрителя образный ряд «Чужого» оказывается более привычным, чем вид той же терки, даром что натертый сыр теперь продается фасованным.

Неудивительно, что бюро Захи Хадид никогда не занималось жилым строительством. Выбранные ею формы слишком далеки от обывательского опыта. Жить в танцующем доме Фэнка Гери, похожем на визуальную помеху или искаженную багом картинку, — это одно, но поселиться в особняке, форма которого напоминает истребитель, согласится разве что российский миллиардер.

Эта оторванность от повседневного опыта делает работы Хадид особенно привлекательными для консервативного Эрмитажа. Открыть такую выставку — важный жест для музея и потому, что Хадид считается продолжательницей конструктивистского проекта, что особенно чувствуется в ее ранних работах. В 1992 году она оформляла выставку «Великая утопия» в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке: в спиральное пространство райтовской ротонды она встроила инсталляции по мотивам «Башни» Татлина и своего собственного студенческого проекта «Тектоник Малевича», через которые публика поднималась на верхние этажи. В 2004 году она пожелала организовать церемонию вручения ей Притцкеровской премии на родине русского авангарда — в Петербурге. С тех пор музей мечтал выставить Хадид — и сделал это спустя 11 лет в Николаевском зале Зимнего дворца 26 июня.

Комментарии
Комментарии