Из Афганистана с любовью

В Центре современного искусства имени Сергея Курехина в Петербурге проходит первая в России персональная выставка Франсиса Алюса.
Из Афганистана с любовью

В Центре современного искусства имени Сергея Курехина в Петербурге проходит первая в России персональная выставка Франсиса Алюса. Она невелика: показывают только те работы, что были сделаны в Афганистане в 2010-2014 годах. Но «афганские проекты» неожиданно дают очень полное представление об искусстве знаменитого бельгийского художника.

Первый раз Франсис Алюс приехал в Петербург в начале 1980-х. Правда, тогда Франсис де Смедт еще не был Алюсом (псевдоним появится позднее, в Мексике), а Ленинград еще не был Петербургом. Де Смедт учился на архитектора, хотел своими глазами увидеть конструктивизм и был поражен, как много военных на улицах советских городов: шла война в Афганистане. Второй раз Франсис Алюс приехал в Петербург год назад, приглашенный участвовать в петербургской Манифесте ее куратором Каспером Кенигом, и был поражен, как быстро обесценилось и стерлось из памяти советское прошлое — со всем хорошим и дурным, что в нем было. Старенькая Лада, проехавшая через всю Европу, от Бельгии до России, и разбитая о дерево в парадном дворе Зимнего дворца,— его работу, его жест для Манифесты можно было понять как размышление об этом крахе советских надежд и иллюзий. Поэзия фрустрации и неопределенности, поэзия героического и вроде бы бесплодного усилия — это поэзия Франсиса Алюса, вбегающего в песчаную воронку торнадо, толкающего глыбу льда по улицам Мехико, пока та не растает, или встающего во главе вооруженного лопатами отряда, который общими усилиями перемещает на несколько сантиметров дюну в окрестностях Лимы. Но могут ли целые народы, страны и города растворяться в поэзии бесплодных усилий и может ли усилие быть бесплодным? Художник, чей любимый жанр — прогулка с неопределенной целью и открытым финалом, всем своим искусством говорит о том, что путь не бывает бесцельным. Место для нынешней персональной выставки, сделанной, как всегда, политически, оказалось идеальным: Центр Курехина, помещающийся в бывшем кинотеатре Прибой и как будто не понимающий, что ему делать дальше с этой типовой неомодернистской стекляшкой конца 1960-х — бережно сохранять каждую трещинку, подобно Рему Колхасу, или же преображаться в нуле форм — есть само воплощение поэзии фрустрации и неопределенности. На сей раз Франсис Алюс в Петербург не приехал, но Афганские проекты смотрятся своего рода послесловием к Манифесте — не потому, конечно, что устройством выставки занималась ассистентка Кенига по Манифесте Елена Юшина, а потому, что его разговор с петербургским, с российским зрителем не был закончен.

Комментарии
Комментарии