Театр мюзикла и балета

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко представляет три балета Джерома Роббинса. Событие знаменательное, но запоздавшее лет на тридцать.
Театр мюзикла и балета

Джером Роббинс — американский классик глубоко прошлого века. Вообще-то, у нас его знают все: ведь это он поставил Вестсайдскую историю, в 1957-м — на Бродвее, а спустя четыре года — на большом экране, за что и получил Оскара вместе с Робертом Уайзом, режиссером фильма. Роббинс — признанный король Бродвея: все самые знаменитые мюзиклы, от Смешной девчонки до Скрипача на крыше,— его ног дело.

Параллельно с бродвейской протекала его балетная жизнь, не менее успешная: в американской иерархии хореографов Роббинс стоит сразу за Баланчиным — именно его мистер Би еще в 1948 году пригласил во вновь созданный New York City Ballet (NYCB) в качестве партнера и сооснователя труппы. Оба — выходцы из России (правда, Иеремия Рабинович родился уже в Америке, в 1918-м, в семье еврейского эмигранта, однако американизированную фамилию Роббинс своей так и не признал). Оба воспитаны на классическом танце (и хотя, в отличие от партнера, фундаментального образования юный Рабинович не получил, зато учился азам под присмотром самого Фокина и танцевал в его балетах). Всю жизнь Баланчин и Роббинс работали бок о бок, такие вот американские Станиславский и Немирович-Данченко — с тем отличием, что конкуренции и дележки труппы между ними не было: Роббинс сразу и безоговорочно признал себя вторым. Но отнюдь не подчиненным: ставил он что хотел, а на репетициях вел себя строже самого мистера Би, добиваясь не только абсолютной чистоты танца, но и точнейшей актерской проработки роли (до чего не было никакого дела симфонисту Баланчину).

Комментарии
Комментарии