«Другая концепция патриотизма»

22 июля в Большом пройдет премьера балета «Герой нашего времени». Режиссер спектакля Кирилл Серебренников рассказал, почему обратился к балету и что сейчас происходит в «Гоголь-центре».
«Другая концепция патриотизма»

— Вы уже работали в Большом театре над оперным Золотым петушком, но балет ставите впервые. Драматические режиссеры крайне редко пробуют себя в этом жанре. Как возник этот замысел?

Идея принадлежит Сергею Филину. Он предложил мне подумать над балетом, причем вместе с хореографом Юрием Посоховым. Для меня это был новый опыт, и я согласился, прекрасно понимая, что главный человек в балете все-таки хореограф. За мной был выбор литературной основы и выбор композитора. Им стал Илья Демуцкий. Кроме того, вместе с Еленой Зайцевой я сделал сценографию и костюмы. Так что в данном случае могу назвать себя автором замысла: повторю, режиссер в балете только помогает хореографу.

— Знаю, что Лермонтов — ваш любимый автор.

Да. Герой нашего времени — моя любимая повесть, и, честно говоря, я удивлен, что никто до сих пор не создал по ней балет. У нас же будет три одноактных балета: сначала Бэла, потом Тамань и Княжна Мери. Балеты будут сильно отличаться по стилю и музыке, в каждом будет свой Печорин. Ведь если вчитаться внимательно, и у Лермонтова так. В повести Максим Максимыч это человек, которого мельком видит автор. Повесть Бэла — уже только рассказ Максима Максимыча, в остальных случаях — дневник самого Печорина. И все это разные образы. В финале нашего спектакля танцуют три Печорина.

— Пачки и пуанты будут?

Конечно! Мы делаем классический балет: пуантная техника, адажио и трио. Хотя должен предупредить: когда мы начали работать вместе с Ильей Демуцким, выяснилось, что письмо Веры звучит как оперная ария, и Илья написал потрясающую ораторию, соло для Веры. А ближе к финалу, когда близкие не знают, как хоронить Веру — по русскому обычаю или по мусульманскому,— возникают два голоса: голос муэдзина и голос плакальщицы. Так что это не балет в чистом виде, это — спектакль.

— В Герое нашего времени на сцену впервые в истории Большого театра выйдут люди с ограниченными возможностями.

И для меня это принципиально. Дело в том, что в нашей Княжне Мери в павильоне, где собирается водяное общество, появляются инвалиды, ведь совсем рядом идет война. Все высшее общество от них отворачивается — им это неприятно.

Участие людей с ограниченными возможностями в спектакле для меня было очень важно, это потрясающие ребята — чемпионы мира по бальным танцам среди колясочников. Парадокс: в России практически ничто не приспособлено для инвалидов и при этом лучшие спортсмены — чемпионы Паралимпийских игр. В нашем спектакле пятеро колясочников будут танцевать рядом с балетными, и, я уверен, это будет красиво.

Комментарии
Комментарии