150-летний юбилей Ленинградского зоопарка

Лекция знатока петер­бургской жизни Льва Лурье на тему культурного значения зверинца.
150-летний юбилей Ленинградского зоопарка

Телефон Льва Яковлевича регулярно заливается трелью, он отходит поговорить, пока мы с фотографом Леной Насибуллиной ждем его в тени деревьев. До нас доносятся обрывки фраз: «Да нет, в четверг у меня семья Романовых», «В пятницу обзорная по городу, там три часа». Закончив с расписанием (речь, очевидно, идет о лекциях и экскурсиях Дома культуры Лурье, задача которого — нескучное просвещение), Лев Яковлевич возвращается и предлагает пройтись.

Почему вообще зоопарк расположен тут, напротив Петропавловской крепости?

Этот участок принадлежал военному ведомству, он относился к Петропавловской крепости и не застраивался, потому что в случае нападения врага на Петербург — а наиболее вероятным противником в XVIII веке были шведы — пушки должны были находиться на открытой местности. Потому вплоть до времен Николая I здесь была своеобразная пустыня, не случайно тут казнили декабристов: это было место вне людского внимания. Потом решили территорию осваивать, и министр финансов Канкрин, этот благородный немец, на свои деньги разбил Александровский парк. Петроградская сторона была предместьем, где жили в основном небогатые люди. Она использовалась лишь в качестве транзитной территории, чтобы из центра проехать на буржуазные Острова. Поэтому Александровский парк всегда был плебейским местом, и в царское время, и в советское. Я это очень хорошо помню, потому что сам парень с опасной Петроградки, где водились хулиганы и можно было легко получить в рог.

Прямо Купчино!

А тогда Купчино было тут — вечером боязно выйти. На рубеже позапрошлого и прошлого веков появился Народный дом, главная дискотека дореволюционного города, где тусовались всякого рода хулиганы, в основном шпана с Васильевского и с Петроградской стороны. Ну и они, естественно, на травке выпивали-закусывали. Пристойные люди, которые гуляли по Летнему или Таврическому саду, сюда не заглядывали. Вернемся к зоопарку. Его ведь открыла немка? Да, это была Софья Гебгардт с супругом. Изначально у него была не лучшая репутация: главная цель его посещения заключалась не в рассматривании животных, а в оглушительном пьянстве. На эту тему есть даже серия карикатур Евгения Щеглова, замечательного художника эпохи модерна. Если помните, как описывалась шпана под предводительством Рогожина в «Идиоте» Достоевского, — такие типы и ходили сюда. Я, кстати, ни разу не встречал в воспоминаниях кого-либо из уважаемых петербуржцев типа Бенуа упоминаний о походах в зоопарк.

Комментарии
Комментарии