Лемпорт, Силис, Сидур. Легендарные скульпторы-шестидесятники, входившие в группу «ЛеСС», снова вместе

Впервые с 1956 года их работы показывают в одном пространстве на ретроспективе «Скульптуры, которых мы не видим» в московском Манеже.
Лемпорт, Силис, Сидур. Легендарные скульпторы-шестидесятники, входившие в группу «ЛеСС», снова вместе

О скульпторах-шестидесятниках группы «ЛеСС» можно было сказать, пользуясь названием не столь давнего выставочного проекта, «невозможное сообщество». Действительно, очень трудно себе представить не только то, как могли ужиться в одной мастерской на протяжении 14 лет такие разные люди, как Лемпорт, Сидур и Силис (их инициалы и составили аббревиатуру), но и то, как вообще можно было работать в шесть рук со скульптурой.

Их сплотила и совместная учеба в Строгановке, куда после войны двое первых пришли из фронтовых госпиталей, а третий — со школьной скамьи, и вызов, брошенный публично сталинским бонзам от искусства. Спустя всего лишь год после смерти вождя выученики художественно-промышленного училища опубликовали в «Литературной газете» дерзкую статью Против монополизма в скульптуре. Она вызвала скандал, а затем дискуссию, но, по счастью, без репрессивных последствий для авторов — времена уже были не те. В борьбе с феодальными порядками советского художественного истеблишмента, когда заказы предоставлялись лишь лауреатам сталинских премий, молодые одержали победу. Правда, всего лишь символическую. Им стали давать заказы, но небольшие и не главные. Между тем протестантов решили и погладить — в 1956 году им устроили персональную выставку в Академии художеств. Для «ЛеССа» она оказалась первой и последней. Потом было лишь участие в коллективных экспозициях.

В целом же для «союза трех» 1950-е годы были временем выжидания и, что скрывать, некоторого конформизма: в переходном стиле от твердолобого «сталинского ампира» к более мягкому «маленковскому барокко» они создавали скульптуры и рельефы для строившегося здания МГУ на Ленинских горах и «сталинской высотки» в Варшаве — Дворца науки и культуры. Об их «подвальном нонконформизме» можно говорить лишь с начала 1960-х, да и то с некоторыми оговорками.

Комментарии