Камень с душой

За три тысячи лет город Бодрум успел побывать столицей уже не существующей страны, бедным рыбацким поселком, пристанищем стамбульской богемы и даже турецким Сен-Тропе.
Камень с душой

Неизменным оставался лишь ландшафт — белые камни и синее, как цвет газового пламени, море.

Бодрум совсем не похож на прибрежную Турцию с ее легкомысленными курортами: здесь все по расписанию. В одну и ту же неделю октября, из года в год, зацветает османтус, поручитель мягкой и теплой зимы — других в Бодруме не бывает. Исключительно пунктуальны и сами сезоны: лето всегда приходит в начале мая, когда сонная рябь Эгейского моря зажигается синим странного, почти химического оттенка — такой бывает у вывесок круглосуточных кафе и редких африканских минералов.

Лучше многих характер города понимают местные девелоперы: их щиты — настоящие бодрумские скрижали. Коттеджный поселок над бухтой, где некогда купалась нимфа из второстепенного мифа, обязуется «принять каждого». Жилищный комплекс, упрятанный за частоколом колонн непонятного ордера, сулит «покой для всех». Терпимость торжествует.

На ее закалку у Бодрума ушло три тысячи лет. Процесс имел ряд побочных эффектов: по соседству с мечетями вы увидите заросшие эллинские развалины, а замок Святого Петра — архитектурный символ города — и вовсе построили рыцари-госпитальеры. Сначала здесь был античный Галикарнас, столица Карии, которой в числе прочих управлял Мавсол — царь, от чьего имени произошло слово «мавзолей» и чья шикарная усыпальница стала одним из семи чудес света. От чуда, правда, сохранилась только буква «ч», фундамент: мавзолей, счастливым образом переживший несколько землетрясений и пожаров, в итоге разобрали крестоносцы — надо было из чего-то строить крепость. Спустя сто с лишним лет Сулейман Великолепный присоединил Бодрум к Османской империи, и про рыбацкий городок, который не был ни богат, ни географически важен, надежно забыли.

В начале прошлого века Бодрум снова превратился в региональный центр — сюда съезжались турецкие ныряльщики за морскими губками. Для Средиземного моря губки все равно что раки для России — индикатор чистоты воды.

Комментарии
Комментарии