Париж с Алексеем Тархановым: внутренний мир в художнице

В Центре Помпиду открыта выставка Моны Хатум. Это ее первая большая выставка в Париже, но за Центром Помпиду сразу же встали в очередь лондонская Тейт Модерн и хельсинкская Киасма.
Париж с Алексеем Тархановым: внутренний мир в художнице

Появившись на свет в Бейруте в 1952 году, она уехала в 1975 году учиться в Англию и не стала возвращаться на родину в разгар гражданской войны. В качестве художника она родилась уже в Британии.

При слове «Палестина» когда-то возникали «родные палестины» и «ветки Палестины». Теперь эти ветки — камни интифады, ракеты, пропускные пункты, Арафат, ХАМАС и Аббас. От художницы-палестинки можно было бы ждать откровенно политических, чуть ли не плакатных работ. Столь же естественно было бы этого опасаться. Работы Хатум и вправду полны политики, но совсем не лобовой, не агитационной.

Даже тогда, когда на карте, набранной из 2,2 тыс. кусков мыла, она изображает разработанный в Осло мудреный план разделения территорий между Палестиной и Израилем, это всего лишь план. И только то, что он начертан по виду на мраморных скрижалях, а на деле стоит на мыле, позволяет догадаться о том, что думает Мона Хатум. Но, может быть, это мы навязываем ей свои интерпретации.

Комментарии