Сны во сне и наяву

Выставка Павла Кузнецова (1878–1968), которая открывается 4 сентября в Государственной Третьяковской галерее, включает в себя более 200 произведений.
Сны во сне и наяву

Символизм, степные циклы, советский период — здесь можно увидеть работы вплоть до поздних, наименее известных прибалтийских пейзажей 1950-х годов. Участие в подборе экспозиции приняли несколько крупных музеев: не только Третьяковка, но и Государственный Русский музей, Саратовский государственный художественный музей им. А.Н.Радищева, а также частные коллекционеры.

Из Русского музея приедет редкий экспонат — единственная вышивка символистского периода художника. Несколько картин выставят после реставрации: Кузнецов всегда стремился приблизиться к фресковой живописи, использовал разнородные по составу краски, из-за чего со временем сильно страдает красочный слой. Живопись 1920–1930-х годов, в том числе армянский цикл, колхозная серия и поздняя картина Мать, предстанет в своем первозданном виде. «Фреска» вообще очень важное слово, когда речь идет о Павле Кузнецове. Он всегда тяготел к вневременным сюжетам: и в период символизма, и в своих этнографических или крестьянских циклах — не так важно, кто изображен на его картинах — бухарские ли крестьяне или советские колхозники, — сюжет всегда обращен к вечности, будь то сбор урожая, трапеза или отдых. Его композиции близки иконографическим схемам своим особым музыкальным ритмом, отсутствием лишних деталей, цельностью. Практически любая его вещь символична внутренне. Иконографичны и его образы — не только прямолинейно, как в картине Мать, где цитируется образ Богоматери с младенцем, но и в степных циклах, где крестьяне больше похожи на ангелов. Свойственная работам Кузнецова пространственность тоже не столько физического, сколько духовного свойства.

Комментарии