Большие надежды в пяти выпусках. Приключения международной биеннале в Москве

У Московской биеннале современного искусства, которая открывается в шестой раз 22 сентября, хоть и короткая, но яркая и насыщенная история.
Большие надежды в пяти выпусках. Приключения международной биеннале в Москве

Наша выставка — большая модница. Каждый раз она меняет подиум: то в самом центре столицы, то где-то в новостройках. Меняет она и своих кутюрье: то у нее один куратор, то сразу туча. Она хочет быть привлекательной и для западной художественной аудитории, и для местной, а также соблазнительной для местных же, вечно колеблющихся властных банкиров от культуры, в большей степени государственных, в меньшей — частных.

Большой проект для России — как называлась биеннале в стадии разработки — в чем-то походил на проект либерализации отечественной экономики, который имел хождение у нас в 1990-е годы. Тогда казалось заманчивым взять да все сразу изменить. В сфере искусства подобные идеи стали витать в начале 2000-х годов. Инициаторам Большого проекта (БП) Иосифу Бакштейну и Виктору Мизиано, скорее всего, виделось, что посредством биеннале отечественному искусству можно будет сразу не только вписаться в мировой арт-процесс, но и обзавестись соответствующей мировому же уровню собственной инфраструктурой. Опытные в выставочном деле и в дипломатии кураторы-инициаторы БП хватко взялись за него и, предварительно опросив своих западных коллег (в 2003-м в Москву на конференцию были приглашены Николя Буррио, Роберт Сторр, Джермано Челант и другие), пересмотрев опыт Стамбульской и Лионской биеннале, а заодно и Manifesta, решили сделать БП не похожим ни на одну из существующих выставок. И в итоге, как кажется, невольно пришли к традиционному русскому выводу: будь как будет. В ходе подготовки одному из авторов БП, а именно Виктору Мизиано, пришлось выйти из проекта. Не будем заглядывать за кулисы Минкультуры, но сцену покинул самый романтически настроенный куратор.

Оставшийся на посту Иосиф Бакштейн — прагматик и, как оказалось, ловкий администратор — показал своего рода фокус: вместо одного выбывшего куратора он обзавелся пятью. Впрочем, маститыми, несмотря на относительную молодость (всем было по 30 с небольшим), и имеющими опыт в биеннальных делах: Хансом Ульрихом Обристом, Даниелем Бирнбаумом, Николя Буррио, Ярой Бубновой и Розой Мартинес. Таким образом, ответственность за событие распределилась на шестерых, включая самого Бакштейна, куратора-координатора.

Комментарии