Пять домов литературных персонажей

Пять домов, где персонажи русской классики жили, работали или развлекались.
Пять домов литературных персонажей

Вымышленному персонажу место жительства нужно не меньше, чем реальному человеку: читателю легче вжиться в произведение, если в его декорациях он узнает знакомые улицы. Мы выбрали пять домов, где персонажи русской классики жили, работали или развлекались.

Дом Анны Монс

улица Бауманская, 53, стр. 8

В романе Алексея Толстого именно здесь происходит знакомство молодого Петра с дочкой немецкого трактирщика Анной Монс, которая станет его первой любовью: он просит у ее отца музыкальный ящик, чтобы посмотреть, что находится внутри. От царского любопытства игрушку спасает находчивость девушки: «Она сделала красивый поклон и сказала Петеру, и Лефорт перевел ему по-русски. Анхен сказала: «Ваше величество, я тоже умею петь и танцевать, но, увы, если вы пожелаете посмотреть, что внутри у меня, отчего я пою и танцую, — мое бедное сердце наверное после этого будет сломано…».

Переведя эти слова, Лефорт засмеялся, и я громко засмеялся, и Анхен смеялась, как серебряный колокольчик. Но Петер не смеялся, — он покраснел, как бычья кровь, и глядел на Анхен, будто она была маленькой птичкой». Увы, посмотреть на этот памятник старой Немецкой слободы не так-то просто: двухэтажное здание, неоднократно перестроенное и частично отреставрированное в конце шестидесятых, закрыто от посторонних глаз из-за неудачного проекта времен перестройки. В 1988 году здесь затеяли возводить заводской корпус, в результате чего единственный проход к старинному зданию, имеющему статус объекта культурного наследия федерального значения, был перекрыт.

Дом, где работал Ляпис-Трубецкой

Москворецкая набережная, 7

Это здание в стиле классицизма было построено по инициативе великого русского просветителя Ивана Ивановича Бецкого: Воспитательный дом спас судьбы не одного поколения сирот и подкидышей. В сентябре 1812 года здание играло роль госпиталя для раненых французских солдат: в его внутреннем дворе похоронены около 2500 рядовых и офицеров наполеоновской армии. После революции дом утратил свою изначальную функцию и превратился во Дворец труда: здесь размещались редакции газет, профсоюзы и другие советские конторы. Именно здесь Илья Ильф и Евгений Петров трудоустроили своих персонажей — энергичного репортера Персицкого и унылого рифмоплета Ляписа-Трубецкого, продававшего стихи про Гаврилу, который «флейтой торговал» и «бамбук порубал». В книге здание выведено как Дом Народов: «С трех сторон к Дому Народов подходили служащие и исчезали в трех подъездах.

Дом стоял большим белым пятиэтажным квадратом, прорезанным тысячью окон. По этажам и коридорам топали ноги секретарей, машинисток, управделов, экспедиторов с нагрузкой, репортеров, курьерш и поэтов. Весь служебный люд неторопливо принимался вершить обычные и нужные дела, за исключением поэтов, которые разносили стихи по редакциям ведомственных журналов. Дом Народов был богат учреждениями и служащими. Учреждений было больше, чем в уездном городе домов».

Комментарии
Комментарии