«Человек из ресторана» в театре «Сатирикон»

В обзоре — пять причин посмотреть премьеру «Сатирикона» «Человек из ресторана».
«Человек из ресторана» в театре «Сатирикон»

Каждый месяц мы анализируем один из спектаклей московской сцены и рассказываем, почему именно он заслуживает зрительского внимания. В сегодняшнем обзоре — пять причин посмотреть премьеру «Сатирикона» «Человек из ресторана».

Психологический театр высшей пробы

Спектакль Егора Перегудова по мотивам произведения Ивана Шмелева — подарок для всех поклонников традиционного психологического театра. Нового сценического языка здесь никто не ищет, революций на сцене не устраивает.

Все решено в нарочито консервативном ключе и строится на актерской игре с миллионом тщательно выстроенных деталей и видимых психологических нюансов.

Артисты в спектакле чудо как хороши. Не только Райкин, но и те, кто занят в карусели эпизодов. Например, Денис Суханов сыграл сразу две крохотные, но запоминающиеся роли — директора училища Кривого и Ивана Афанасьевича.

Крепкая режиссура

Егор Перегудов — ученик Сергея Женовача. Работает молодой режиссер в основном в «Современнике». «Человек из ресторана» — его дебют в «Сатириконе». Спектакль по-хорошему старомоден — не ждите эпатажа или явных отсылок в сегодняшний день. Режиссура здесь «спрятана» (акцент, повторимся, на актерской игре). Главные приметы — строгость, интеллигентность, четкость структуры, педантичность. Всего один пример: исторический фон спектакля — начало XX века.

Чтобы соблюсти на сцене все правила дореволюционного ресторанного этикета (действие происходит в ресторане), Перегудов пригласил в театр специалиста, консультировавшего труппу. Очевиден безграничный интерес режиссера к авторскому слову и немодная сегодня сосредоточенность на теме духовных исканий человека.

Константин Райкин в главной роли

Райкину-артисту покоряется любой, даже самый сложный материал — это аксиома. Увы, на сцене в последнее время его можно видеть нечасто — худрук «Сатирикона» занят режиссурой и педагогикой. С премьерой в действующем репертуаре большого артиста прибыло.

К роли Лира в шекспировской драме и Подпольного («Вечер с Достоевским») добавился сентиментальный образ Скороходова — пожилого официанта, звезд с неба не хватающего, ратующего за судьбы детей и в итоге согнувшегося под ударами судьбы. Райкин играет один из хрестоматийных образов русской литературы — «маленького человека», униженного, смирившегося, жалкого, в финале обретающего смысл и стойкость в христианском смирении. Моносцены — гарантированное удовольствие для театралов. Самая сильная та, в которой герой обнаруживает обороненные пьяными купцами купюры и терзается — взять или нет, прижимает банкноты к груди, прячет в туфлю, выбрасывает — и в итоге возвращает все до копейки. Райкин делает видимой внутреннюю борьбу соблазна и совести, происходящую в его герое.

Комментарии
Комментарии