Риба нагуа: невидимый образ Фиджи

Путешествие на острова Фиджи, чтобы проверить, существует ли рай на земле, выпить кавы вместе с местными жителями и попытаться поймать самую большую рыбу.
Риба нагуа: невидимый образ Фиджи

Корреспондент NGT отправился на острова Фиджи, чтобы проверить, существует ли рай на земле, выпить кавы вместе с местными жителями и попытаться поймать самую большую рыбу.

В деревянной чаше плещется мутная вода: такой цвет можно получить, если помыть руки, измазанные в глине. Над чашей сидит разукрашенный фиджиец­ в тростниковой юбке и куском такого же тростника тщательно протирает её внутренности, полоская руки в коричневой жиже. Движения чёткие и явно отработанные — кажется, он просто отмывает сосуд для последующей церемонии, при этом что-то бормоча себе под нос. Внезапно из-за его спины появляется другой фиджиец и подливает в чашу воду из срубленного бамбука. Процесс обмывания чаши продолжается так долго, что у меня закрадываются подозрения: не придется ли нам пить эту самую жижу. Но я стараюсь гнать их подальше от себя — очень уж непривлекательно выглядит напиток…

Подозрения неожиданно оправдываются, когда переводчик начинает объяснять смысл церемонии, на которую мы попали прямо с самолёта:

— Это церемония питья кавы. Любой, кто оказывается на Фиджи, должен пройти её. От официальных гостей — президентов — до простых туристов. Кава — это местное растение, его корни растирают в порошок и разбавляют водой — и вот священный напиток готов. Остается только обрядовая часть: тот, кто готовит напиток, проговаривает над чашей много разных священных фраз, смысл которых понятен только ему.

Мы смеёмся над историями о людоедах, как вдруг за поворотом появляется фиджиец с огромным тесаком. Он неспешно точит лезвие точильным камнем и с интересом рассматривает меня и всю нашу группу. «Наверно, ищет того, кто потолще», — проносится в голове.

Фиджийцы черпают кокосовыми чашами глинистую водицу и предлагают старейшему из гостей мужского пола выпить её первым. Он считается рату — вождём на церемонии. Позже наступает очередь всех остальных. Моя чаша оказывается наполненной до краёв: зажмурившись, я залпом выпиваю жидкость, стараясь забыть, как руки фиджийца долго протирали чашу изнутри остатками тростника.

Комментарии
Комментарии