«Рождественская сказка» в Мариинке

Новая опера Родиона Щедрина — соединение музыкальных изысков, сценических чудес и политического сарказма.
«Рождественская сказка» в Мариинке

Композитор Родион Щедрин вскормлен русской литературой, живет ею всю свою долгую жизнь, и можно предположить, что в некоторых таинственных и проникновенных местах партитуры он вдохновлялся строчками из «Онегина»: «Морозна ночь, все небо ясно; Светил небесных дивный хор Течет так тихо, так согласно...» Впрочем, строчки либретто, все до единой, – его собственные. Родион Константинович взял за основу сюжета сказку Божены Немцовой в переводе обожаемого им Лескова (прежде ею попользовался Маршак в пьесе «Двенадцать месяцев»), подбавив разных фольклорных мотивов и злободневных деталей.

«Государыня всея Руси» в приступе самодурства требует на новогодний бал живых фиалок, причем импортозамещенных, поскольку «у голландских цветов нет искренности, они пахнут селедкой». Изданный «в целях демократизации указ к нации» с многочисленных экранов возглашает устрашающего вида бритоголовый диктор (представленный режиссером спектакля Алексеем Степанюком). Мачеха и дочка ее Злыдня гонят падчерицу Замарашку в зимний лес за фиалками, а когда та их приносит, разражаются уморительным пародийным дуэтом, в котором делят грядущее вознаграждение: «покупаем, покупаем, паем, паем» виллу, яхту и «самый известный футбольный клуб».

Придворные глухо ропщут: «А где тогда права человека, и вообще: скажем мы в глаза Царице: «Вы чудовище...» Но лучше промолчим». И правильно – поскольку «каждый подданный в моей стране должен трепетать, когда смотрит он в глаза мне», заявляет нацлидерша и отправляет Мачеху со Злыдней на детектор лжи. В финале, когда наступит неотвратимый happy end, не обойдется без цитаты из бетховенской оды «К радости» – хор грянет «Пора уж, обнимитеся, seid umschlingen Millionen!».

Комментарии
Комментарии