11 причин отправиться в путешествие по Средней Азии

Чем встречают туристов в республиках Средней Азии.
11 причин отправиться в путешествие по Средней Азии

Край гор, пустынь и минаретов

Самарканд, Бухара, Хива — эти города по праву считаются цитаделью среднеазиатской мусульманской культуры. Можно часами бродить по их живописным узким улочкам, любоваться старинными дворцами и мечетями, копаться в торговых развалах со всякой всячиной. Надоело? Поднимитесь на минарет крупнейшей мечети и посмотрите на город с высоты птичьего полета — вид откроется восхитительный.

Центр местной общественной жизни — базар. Любая покупка здесь благодаря шуткам продавцов незаметно превращается в увлекательное театрализованное представление. Вечер приятно завершить в одной из чайхан, неспешно потягивая ароматный чай из пиалы, наслаждаясь журчанием фонтана и пением томящихся в клетках птиц. Ночевать лучше всего в одной из маленьких гостиниц с «сохраненным колоритом», устроенных в домах зажиточных горожан XIX века.

«А сейчас мы немножечко покушаем!»

Древние города — идеальное место для дегустации таджикско-узбекской кухни. Если на Кавказе царит культ вина, то в Средней Азии — культ еды. Гостей здесь встречают непременной фразой: «А сейчас мы немножечко покушаем!»

Конечно же, главное местное блюдо — плов, рецепты которого очень сильно разнятся по регионам. Хороший плов непременно готовится на дровах и в старом, пропитанном жиром казане. Однако, как честно предупреждают повара (их здесь называют мастерами), заранее не узнаешь, каким получится блюдо. Ведь его приготовление — акт подлинного творчества.

Очень популярен в Средней Азии лагман — наваристое блюдо из мяса, овощей, домашней лапши и густого бульона. А в некоторых районах Узбекистана готовят и древнее блюдо кочевников — тандыр-кебаб: куски баранины, запеченные в глиняной печи.

Любят в Средней Азии и различные сладости, которые здесь поэтически называют родственниками торта, а также сухофрукты и орешки. Все это обязательно запивается чаем из пиал. Кстати, налить полную пиалу гостю считается оскорблением. Это расценивается как намек: мол, пей и уходи. Пиалу полагается наливать с уважением, то есть до половины, а затем следить: не нужно ли подлить гостю новую порцию чая.

Почти по Шахназарову

Когда вдоволь налюбуетесь антуражем средневекового мусульманского города, пресытитесь пышными пиршествами и долгими чаепитиями, отправляйтесь в Каракалпакию. Дорога идет по мрачной, почти безжизненной пустыне: лишь изредка промелькнет чья-то юрта или покажется кочевник на верблюде. После утомительного пути, наконец, видны затерянные в песках древние разрушенные крепости Хорезмской империи. В одну из таких крепостей поехал герой фильма Карена Шахназарова «Исчезнувшая империя».

Параллели между исчезнувшими Хорезмской и советской империями, выступающие лейтмотивом шахназаровской картины, ощущаются в Средней Азии достаточно сильно. Если в России многие выиграли от распада СССР, то в Средней Азии, за исключением крайне немногочисленной прослойки местных князьков, крушение империи обернулось трагедий почти для всех местных жителей. «Мы жили как в раю!» — говорят здесь о советских временах.

Лувр в песках

В песках Кызылкумов — не только руины древних крепостей, юрты и верблюды. Мало кто знает, что здесь расположен музей мирового уровня, прозванный в западной прессе Лувром в гиблых песках. В музее Нукуса, столицы Каракалпакии, хранится вторая по значимости коллекция русского авангарда. Искусствоведы и поклонники современной живописи со всего мира специально приезжают в этот очень провинциальный, постепенно съедаемый пустыней городок, чтобы полюбоваться редкими полотнами.

Его основал художник Игорь Савицкий. В 1950 году выпускник Московского художественного института приехал в Каракалпакию с археологической экспедицией. Живописные кочевья каракалпаков, суровая красота пустыни Кызылкум, развалины древних городов настолько его пленили, что он решил променять Москву на эту чудовищную азиатскую глушь.

Главным делом среднеазиатского Третьякова стало создание уникального музея. Воспользовавшись удаленностью города от центра и большого начальства, Савицкий, страстный поклонник русского авангарда, собирал его по всему Советскому Союзу. Так в Нукусе образовалась уникальная коллекция.

Конь и горы

Средняя Азия — это не только памятники седой старины. Любители экзотики могут отправиться на высокогорные пастбища в Киргизии. Жить в юртах, питаться здоровой молочной и мясной пищей, кататься на лошадях. В последнее время такой отдых приобретает все большую популярность. На киргизских стойбищах встречаются даже туристы из Европы и США.

Горная жемчужина

Регион очень гордится своим «морем» — высокогорным озером Иссык-Куль с кристально чистой водой и захватывающими видами. Увы, в отдыхе здесь есть и существенные минусы. Туристов много, поэтому провести время в палатке «вдали от суеты» не получится. А сервис остался вполне советским — с убогими пансионатами и плохими ресторанами, где невысокое качество еды компенсируется громкой безвкусной музыкой. Пляжи также обычно грязны и шумны.

Нестрашный ислам

Редкий турист, приехавший в Среднюю Азию, не побывает в мечети. В советские годы образ жизни местного населения мало отличался от того, как жили остальные граждане СССР. Мужчины употребляли алкоголь, женщины одевались почти так же свободно, как и в других союзных республиках. Между тем даже при коммунистах в Таджикистане и Узбекистане под видом чайхан действовали подпольные мечети, а многие партийные бонзы, выйдя на пенсию, начинали читать намаз.

После распада СССР разразился настоящий религиозный бум. Сегодня в дни пятничных молитв мечети до отказа заполнены. Особенно в Таджикистане и Узбекистане, где даже в советское время хватало глубоко религиозных людей. После распада СССР количество правоверных увеличилось в разы. Это очень пугает республиканские власти и даже провоцирует их на репрессии. Бородатого мужчину могут задержать прямо на улице и отправить для выяснения личности в полицейский участок.

В Киргизии к верующим относятся более либерально. И это привело к несколько необычным визуальным результатам. В отличие от других стран региона, в республику допущены пакистанские проповедники, поэтому многие киргизские мусульмане даже одеваться стали по-другому.

Однако в любом среднеазиатском государстве россиянину можно не опасаться, что его заставят жить по законам шариата. Ислам в регионе мягкий, и туристу будут рады в любой мечети. В крупных городах мужчины могут спокойно ходить в шортах, а женщины — в коротких юбках. По крайней мере, пока Средняя Азия очень секуляризирована по сравнению с соседними Афганистаном, Ираном и Турцией.

Водяные мельницы, волы и зерно на асфальте

После распада СССР жизнь во многих республиках Средней Азии возвращается к традиционному, почти средневековому укладу. Как ни цинично это звучит, но туристу будет небезынтересно окунуться в такое вот современное прошлое. Пашут здесь, как в древности, на волах, а зерно мелют на водяных мельницах. Впрочем, есть и другой способ молотьбы, в некотором смысле даже более технологичный: в Таджикистане, например, колосья пшеницы раскладывают на дороге и ждут, когда по ним проедут машины.

Временная жена

Обнищание населения в регионе привело к бурному развитию местной секс-индустрии. В Душанбе и Бишкеке секс на час предлагают за 20 долларов, в провинции и того дешевле. В бишкекских газетах нередки такие предложения: «Посмотреть лесбийскую любовь, а затем и самому присоединиться к двум очаровательным подружкам». Это стоит всего 2000 сом (около 30 долларов)». Бишкекские бордели мало отличается от тайских: клиент сидит за чашкой кофе, выбирая из танцующих перед ним полуголых красавиц. А в Ташкенте, где полиция более строгая, предлагается услуга «временная жена»: это и секс, и совместное проживание.

Увы, иностранный турист тут может столкнуться и с некоторыми трудностями. В советские времена границы между среднеазиатскими государствами проводились произвольно, и сегодня это превратилось в серьезную проблему. Часто дорога идет попеременно то по одному, то другому государству. Причем на многих границах, например на киргизско-узбекской, каждый раз приходится сталкиваться с пограничниками, требующими «добровольное пожертвование» за проезд.

Еще совсем недавно многие местные предпочитали не официальные КПП, а нелегальные «паромные переправы». Но сегодня за это запросто можно получить пулю. Узбекские пограничники не задумываясь открывают огонь на поражение.

Если узбеки отделились от Киргизии колючей проволокой, а от Таджикистана и вовсе минными полями, то киргизско-таджикская граница все еще чисто формальная — ее нередко охраняют только «лежачие полицейские».

Мертвые города

Во времена СССР отдаленные горные районы Центральной Азии активно осваивались. Высоко в горах, в сотнях километров от больших городов строились плотины, шахты. В образцово-показательные поселения ехали добровольцы со всей страны. Сегодня многие превратились в города-призраки. Разрушенные дома, редкие прохожие. Со стороны все это напоминает район недавних боевых действий.

Кстати, во многих странах, например в США, такие заброшенные города превращают в туристические аттракционы. Города-призраки обрастают сувенирными лавками и ресторанами.

В Средней Азии до этого еще не дошли, но определенный сдвиг в данном направлении все же есть. Так, например, бывший городок шахтеров уранового рудника Янгиабад преобразился в «дачный» поселок ташкентцев. От советских времен здесь сохранился памятник Чайковскому, прозванный местными жителями Фантомасом.

Источник: lenta.ru

Комментарии
Комментарии