Итоги театрального сезона-2016

«Мамаша Кураж» Кирилла Вытоптова, «Машина Мюллер» Кирилла Серебренникова, «Князь» Константина Богомолова и  другие  — подводим итоги театрального сезона.
Итоги театрального сезона-2016

Спектакли про женщин

Женщины правят миром не только в шестом сезоне «Игры престолов», но и на театральной сцене в сезоне 2015/2016. В «Коте стыда» Марины Брусникиной в РАМТе и в «Девушках в любви» Алисы Кретовой в «Практике» в центре внимания оказываются фифы из повседневной жизни наших дней с суровым взглядом, строгими принципами и изломанной жизнью. В ламповой «Кире Георгиевне» Сергея Женовача в «Студии театрального искусства» действует сорокалетняя героиня, отвоевывающая право на личную свободу. С античным пафосом исполнен образ жены Льва Толстого в эпичном «Русском романе» Миндаугаса Карбаускиса в Театре им. Маяковского — грандиозная работа Евгении Симоновой. «Мамаша Кураж» Кирилла Вытоптова в «Мастерской Петра Фоменко» — это сразу две сильнейшие женские роли: немая Катрин в исполнении Ирины Горбачевой и железная леди Кураж Полины Кутеповой. Жирную точку в серии дамских драм и трагедий поставил Александр Зельдович громогласным «Психозом» в «Электротеатре Станиславский»: множество женщин озвучивают страшный текст Сары Кейн на фоне огромных мультимедийных тараканов, грибов-вагин и летающих сисек.

«Машина Мюллер» Кирилла Серебренникова

Спектакль «Машина Мюллер» Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре» стал главным событием сезона не только потому, что в нем участвуют около двух десятков совершенно голых людей. И то, что главные роли сыграли одиозный режиссер Константин Богомолов и ведущая телеканала «Культура» Сати Спивакова, усиливает хайп, но все же не составляет сути этого аномального образования на культурном ландшафте. Красота барочной партитуры в сочетании с бронебойными монологами Хайнера Мюллера («Квартет», «Гамлет-машина») и взмыленными телами измотанных перформеров вырастают до несусветного уровня болезненной, изнасилованной искренности, и главное — эстетической завершенности.

«Князь» Константина Богомолова

Мощнейший образец антитеатра, явленный оттуда, откуда не ждали, — на сцене «Ленкома». «Князь» Богомолова — предельно неуютный, диксомфортный и беспросветный спектакль...

Комментарии
Комментарии