Зеленая корона Саксонии

Регион Саксонская Швейцария на юго-востоке Германии — это неприступные крепости, мрачные пейзажи романтиков и по-немецки аккуратный организованный туризм.
Зеленая корона Саксонии

Уцепиться за выступ, последний рывок, и вот она, вершина. Под ногами Эльба, вся Саксония на ладони. Кто-то в такой ситуации царапает неровными от радости буквами на камне «Здесь был Олег», но только не немецкий скалолаз. Он пишет то же самое в специальной тетрадке, которая хранится при каждой вершине Саксонской Швейцарии в специальном ящичке. Чтобы не случилось вандализма. Немцы все-таки маньяки порядка.

«Скалолазание — это нетрудно. Физическая подготовка — только половина успеха, другая половина — преодоление страха в голове», — философски замечает гид, 40-летняя Дафна Цишанг, глядя на яркие пятна страховочных жилеток, которые видны тут и там на окрестных скалах. Сама Дафна занимается скалолазаньем с восьми лет. Она одета по-спортивному: термобрюки, флисовая куртка и тяжелые походные ботинки. Дафна легко прыгает по валунам и усмехается, когда пешие туристы, подобравшиеся слишком близко к краю оврага, резко отходят назад.

В национальном парке Саксонская Швейцария разрешено только свободное скалолазание — с веревкой и карабином, без дополнительных инструментов. Обычно в трещины вставляют клинья и вбивают в породу крюки для веревок, но так скалы над Эльбой, сложенные из песчаника, проще простого испортить. Минусы песчаника: он хрупкий и легко рассыпается. Плюсы: с ним просто было работать средневековым каменотесам, и из добытого здесь камня они построили, например, Бранденбургские ворота в Берлине.80 миллионов лет назад на этом месте было дно океана. Трещины и разломы образовались на песчаных пластах, после того как море мелового периода отступило, и дно стало знаменитым ландшафтом c причудливыми скалами, как будто выточенными токарем. Оглядываясь вокруг со смотровой площадки на 198-метровой высоте, трудно поверить, что на месте почерневших изрезанных гор с зеленым лесом бушевала вода.

Эльбские песчаниковые горы расположены на четверть в чешской Богемии и на три четверти в Германии. Чтобы окончательно запутать вопрос, чья это достопримечательность, немецкую ее часть называют Швейцарией — точнее, Саксонской Швейцарией. Почему именно Швейцарией? Просто немцы в восторге от страны шоколада и банков, и чуть ли не каждая горная местность ассоциируется у них с Альпами. Поэтому в Германии самая высокая концентрация «швейцарий» в мире. Немецкие краеведы насчитали 130 штук: есть Швейцария Берлинская, Голштинская, Франконская. Если выстроить их в алфавитном порядке, Саксонская Швейцария будет идти под номером 112.

По алфавиту, но никак не по важности. Это уже давно визитная карточка Саксонии и 25 лет как национальный парк, где есть чем заняться не только скалолазам. Горные велосипедисты могут кататься по специальным тропам любого уровня сложности, а пенсионеры и семьи с детьми — гулять по легким пешеходным маршрутам и устраивать пикники. Огороженные зоны отдыха, вырубленные в скалах ступени, лестницы, подробные таблички и указатели придают отдыху в национальном парке истинно немецкий характер: все донельзя аккуратно и безопасно.

Плюс ко всему он находится вызывающе близко к цивилизации — в 30 километрах к югу-востоку от Дрездена.

Столицу Саксонии любят за архитектуру барокко, картинную галерею старых мастеров и дворцы. Им в городе даже тесно: три знаменитых замка — Экберг, Альбрехтсберг и Лингнер­шлосс — выстроились у Эльбы друг за другом.

Самый узнаваемый город­ской символ — корона, которой сувенирные лавки украшают все подряд, от карандашей и магнитов до фарфора. Хотя, разумеется, рюши дрезденского барокко — это новодел. В 1945 году англо-американские воздушные силы полностью разбомбили город, не оставив камня на камня от старинных зданий: после войны их восстанавливали по историческим чертежам. Теперь у города снова есть гигантское здание оперы, которое выглядит в точности как во времена Штрауса (восстановлено в 1985 году).И барочная церковь Фрауэнкирхе, реконструкция которой была завершена только в 2005-м: от старого здания остались только редкие вкрапления темных кирпичей в светлую массу новых.

От этого музея восстановленной немецкой старины до диких скал над Эльбой всего 45 минут автобусом, пароходом или электричкой. Как от центра Москвы до Битцев­ского лесопарка.

Пейзажи Саксонской Швейцарии знакомы всем, кто смотрел диснеевские мультфильмы. Когда под тревожную музыку олененок Бемби мечется один в сумрачном лесу, а карета Золушки прорывается к дворцу принца через ночное ущелье между обрывистыми скалами — за антураж надо сказать спасибо художнику-романтику Каспару Давиду Фридриху, картины которого Дисней знал, любил и местами воспроизводил чуть ли не буквально. У мрачноватого живописца начала 1800-х — он был современником Байрона и Пушкина — одинокие герои блуждают в сумерках по горным склонам между деревьями-исполинами с вывороченными корнями. Или разглядывают руины готических храмов.

Сейчас копии его картин расставлены вдоль «Тропы художников» прямо напротив изображенных мест. Где «Путник над морем тумана» Каспара Фридриха, опираясь на трость, с вызовом глядит на обрывистые скалы, которые выныривают из облаков у него под ногами, там запросто может оказаться никакой не голый камень над бездной, а уютная мшистая полянка с соснами и небольшим каменным выступом.

А вот с видом на скалы Бастай ничьей одной картиной не обойтись, потому что с момента, когда в XVIII веке Саксонская Швейцария с легкой руки первопроходцев превратилась в Мекку для творческой интеллигенции, эту группу скал рисовали и писали маслом все кому не лень. В 1824 году скалы соединили первым деревянным мостом, а 27 лет спустя правительство Саксонии перекинуло через ущелье Мардертелле 76-метровый каменный мост с семью пролетами.

На мосту не протолкнуться: он перегружен туристами с фотоаппаратами наперевес. Подростки безуспешно ищут в смартфонах вай-фай. Гид, перекрикивая шум ветра, рассказывает о разбойниках, поселившихся тут в Средние века. Приходится крепко держаться за металлические поручни, потому что с высоты почти 200 метров распахивается такой вид, что кружится голова. Скалы с зеленой шапкой лесов нависают над правым берегом Эльбы и режут горизонт четкими линиями. Многослойный горный рельеф образует странный контраст с абсолютно пологим левым берегом. Долина Эльбы отсюда видна как на ладони: виллы с красными крышами, фруктовые сады, мчащийся вдоль берега поезд...

По одной из версий (так утверждает официальный сайт региона), туризм как явление возник именно здесь. Случилось это в середине XVIII века с легкой руки двух швейцарских живописцев, Адриана Цинга и Антона Графа, которые придумали само название «Саксонская Швейцария» и считаются кем-то вроде первооткрывателей региона. Прежде люди ходили пешком через пол-Европы повоевать или поклониться святой реликвии, но им и в голову не приходило отправляться в путешествие ради выразительных видов. Романтизм, взявший на вооружение эффектные ланд­шафты как символ психологических драм, пришелся как нельзя кстати.

Сейчас 112-километровая«Тропа художников» — официальный маршрут пеших прогулок, который, как пишут, соединяет «самые живописные точки горного ландшафта». Имеются даже подсказки, в каком именно месте стоит нажать на кнопку фотоаппарата, чтобы картинка получилась гарантированно живописной.

Когда 900 ступеней спуска вниз по «Тропе художников» почти сосчитаны, навстречу попадается пожилая пара. Одетые во все белое, в легкой открытой обуви супруги карабкаются наверх, протискиваясь между сужающимися скалами. Дафна провожает их саркастическим взглядом: «Белый, наверно, их любимый цвет».

Но она слишком строга. Несмотря на дремучие леса и естественный ландшафт, грязи в скалах нет, поэтому непрактично одетые туристы ничем не рискуют. Национальный парк Саксонская Швейцария, пожалуй, единственное место, где можно пройти по мшистым лестницам и илистым скалам и ни разу при этом не запачкаться. «Я работаю в лесу, — говорит Дафна. — Здесь тишина, мир, свобода, скалы. Это для меня абсолютная драгоценность».

От курорта Ратен, к которому можно спуститься с «Тропы художников», четыре раза в день ходит пароход до Кёнигштайна, единственной сохранившейся военной крепости в Германии. На нее лучше всего смотреть с воды, запрокинув голову. Утес, заканчивающийся толстыми стенами, возвышается над Эльбой на 247 метров: бывшая королевская крепость укреплена настолько по-немецки, что враги не смогли ее взять ни единожды.

В Средние века цитадель на скалистом плато принадлежала чешским королям. Но в XV веке ее захватила саксонская династия Веттинов (из нынешних ее представителей мы хорошо знаем англий­скую королеву). Курфюрст Август Сильный загорелся идеей сделать утес над Эльбой неприступным. Когда стало ясно, что на случай осады нужен свой постоянный источник воды, рудокопы вырыли в Кёнигштайне второй по глубине колодец в Европе — 153 метра. Если воду пролить, то она будет лететь целых 16 секунд, прежде чем достигнет дна колодца. По легенде, глубину шахты помогал измерять царь Петр Первый, заезжавший в Кёнигштайн по пути из Карловых Вар. Воду из колодца сотрудники крепостного музея до сих пор поднимают бочкой и используют для полива цветов. В XVIII веке в крепости жили 700—800 человек, включая узников.

Если выйти на крепостную стену, откроется еще один вид, какие помечают значком «надо сфотографировать»: соседний замок Лилиен­штайн, а за ним Бастай. В хорошую погоду видны Дрезден и Пирна. И все-таки в самом Кёнигштайне все как будто вымерло. Домики построены в стиле суровой военной архитектуры, маленькие окна наглухо закрыты. Посетителей мало, ветер не тревожит даже флюгер на часовой башне. Все напоминает декорации к несостоявшемуся фильму. Похоже, неприступную крепость Кёнигштайн так никто и не пытается брать штурмом.

Источник: GEO

Комментарии
Комментарии