Илья Островский о фестивале «Кубана»

Генеральный продюсер фестиваля «Кубана» рассказал, почему фестиваль остался в Риге и почему не собирается менять название.
Илья Островский о фестивале «Кубана»

С 11 по 14 августа в Риге пройдет фестиваль «Кубана». В прошлом году организаторы из-за проблем с российскими властями экстренно перенесли фестиваль в Латвию, и теперь он там, видимо, обосновался всерьез и надолго.

На «Кубане-2016» обещаны выступления групп NoFX, Garbage, Guano Apes, «Вопли Видоплясова» и других. Специальным гостем на этот раз станет Вахтанг Кикабидзе. В преддверии фестиваля «Газета.Ru» связалась с генеральным продюсером «Кубаны» Ильей Островским.

— Почему фестиваль опять проводится в Риге? Вы не пытались вернуть его в Россию?

— К сожалению, никаких других возможностей у нас на сегодняшний день не существует. Возможность проведения фестиваля «Кубана» в России для нас была закрыта в прошлом году.

В нынешнем мы пробовали вернуться, но мне никто так и не смог дать гарантий того, что фестиваль будет в безопасности и мы не столкнемся с неожиданными отменами. Второй раз брать на себя такие риски я был просто не готов. В Риге нам очень нравится, там все нам рады.

Год назад это была вынужденная ситуация, но сейчас я совершенно не жалею, что мы там оказались.

Все организационные процессы в России для нас проходили с огромным трудом и сложностями, а там они решаются очень быстро.

Рижская дума очень активно помогает с проведением фестиваля. Если в России было важно, чтобы власти нам не мешали, то в Риге нам не просто не мешают, но и всесторонне помогают. В частности, это касается вопросов, которые нам самим решить было бы просто не под силу.

— Прошлый фестиваль в результате принес вам какую-то прибыль?

— Нет, конечно. Мы понесли огромные убытки. Мы немножечко ужаснулись финансовой ситуации, в которой оказались. По сути дела, мы заплатили дважды. Кроме того, при таком форс-мажорном переносе у нас была очень низкая посещаемость. Надеюсь, что в этом году все пройдет гораздо лучше.

— Не было мыслей совсем отказаться от проведения «Кубаны»? Почему он для вас важен?

— В 2014-м у меня была такая мысль, это было связано с ситуацией на Украине. А мы были в непосредственной близости от событий, и проводить «Кубану» в Краснодарском крае было просто невозможно. Мы задумывали мероприятие как фестиваль на море, и никаких других идей мне поначалу не приходило.

Была идея закрыть проект на некоторое время, но появилась идея с Балтийским морем, в Калининграде. К сожалению, не получилось.

Что касается нынешней ситуации, то надо понимать, что в этом году фестиваль проводится уже в восьмой раз, эти восемь лет — примерно половина моей сознательной профессиональной жизни. «Кубана» — это бренд, у которого есть большое количество поклонников. Непроведение фестиваля хотя бы один раз очень сильно повлияет на его развитие.

Конечно, сложно предположить, что будет через год, но было совершенно очевидно, что в 2016-м «Кубану» надо было сохранить.

— Давайте теперь более предметно поговорим про то, что будет происходить на «Кубане» в этом году. Расскажите, что для вас самое важное на нынешнем фестивале?

— Прежде всего то, что он будет (смеется). И я могу сказать, что этот фестиваль в полной мере может называется «Кубана», там есть все необходимые признаки. Близость к морю, разнообразный набор участников, интернациональные состав и аудитория.

— А кто из музыкантов для вас наиболее ценен?

— Наверное, как это ни странно, Вахтанг Кикабидзе. Во-первых, это человек, которого я не мог привезти в Россию. Как вы знаете, он не ездит к нам после войны с Грузией 2008 года. С другой стороны, переговоры со специальными гостями — это всегда важный и сложный процесс. Им непросто объяснить, зачем мы их приглашаем на молодежный фестиваль. Нам это в очередной раз удалось.

— А как появилась идея пригласить именно Кикабидзе?

— Прежде всего это очередная легенда — артист, песни которого многие годы поют и знают миллионы. Но если честно, первый раз идея пригласить Вахтанга Константиновича у меня возникла, когда после закрытия «Кубаны» в Краснодарском крае я поехал на «Каzантип» в Грузию и стал рассматривать для себя вариант переноса фестиваля туда.

Стало очевидно, что Кикабидзе — это единственный возможный вариант в этой ситуации. Плюс это была уникальная возможность поработать с Кикабидзе. В этом году, как только я понял, что никаких препятствий для приглашения певца у меня нет, мы тут же с ним связались.

Разумеется, Кикабидзе понимает, что организаторы фестиваля — россияне, но у него, насколько я знаю, нет никаких претензий к жителям России в целом.

Он, напротив, всегда ждет встречи с российской аудиторией. Его претензии носят глобальный характер на государственном уровне.

— Кикабидзе не единственный артист, который не выступает в России. В лайнапе фестиваля также есть Brutto экс-лидера «Ляписа Трубецкого» Сергея Михалка и «Вопли Видоплясова», которые тоже в России не выступают...

— Да чего уж там кривить душой, я с огромным удовольствием пригласил артистов, с которыми в России у меня могли возникнуть проблемы, на мой взгляд, совершенно необоснованные. Несмотря на то что группа «Вопли Видоплясова» формально является украинским коллективом, для меня они остаются легендой русского рока — в глобальном, скажем так, смысле этого слова.

Это та музыка, на которой я в том числе вырос. И оттого, что между Россией и Украиной сейчас есть некоторые недопонимания, я к этим музыкантам хуже относиться не стал. Сергей Михалок был постоянным гостем «Кубаны» в течение долгих лет — с самого первого фестиваля, тогда еще в составе группы «Ляпис Трубецкой».

К нему я тоже не стал хуже относиться, несмотря на его изменившиеся политические взгляды и музыкальный формат. В общем, я очень рад был позвать этих артистов.

Более того, мне бы хотелось позвать еще целый ряд музыкантов, у которых проблемы с концертами в России.

Например, Мэрилина Мэнсона или Cannibal Corpse, хотя этот коллектив совершенно не соответствует духу и стилистике фестиваля.

Линия мысли у меня именно такая: мне хочется, чтобы «Кубана» не была замешана ни в каких политических интригах, а сцена фестиваля была максимально открыта для музыкантов, которых я считаю талантливыми и интересными.

— В лайнапе становится все больше западных артистов. В этом году их едва ли не больше, чем русскоязычных. Это сознательная позиция?

— Да, это давно уже так. Мы всегда хотели существовать в формате европейского музыкального фестиваля. Локальные коллективы в этом формате занимают максимум 40%. С другой стороны, я понимаю, что жителям Латвии большая часть российских групп неизвестна и неинтересна.

Кроме того, существуют элементарные финансовые реалии, согласно которым привезти в Ригу коллектив из Европы зачастую дешевле, чем из Москвы или Санкт-Петербурга.

— Я, когда изучал список артистов, заметил один странный момент: Дельфин выступает с диджей-сетом. Почему?

— Дельфин выступал на «Кубане» уже пять или шесть раз. Всякий раз он выступал с живой программой, которая как-то менялась, но, по сути, это было примерно одно и то же действо.

Мы решили внести разнообразие, стали обсуждать, и сам Дельфин нам предложил сделать диджей-сет. Я сказал: давай, почему нет. В случае с Дельфином ожидать можно чего угодно, и лично я с нетерпением жду его сета: какие-то сюрпризы там будут наверняка.

— И последний вопрос. Не кажется ли вам, что название «Кубана» странно смотрится не просто не в России, но даже не на юге? Не думали его поменять?

— Тут такая же история, как с «Каzантипом». Бренд «Кубана» существует без географической привязки, и поклонники фестиваля зачастую даже не знают, что мы изначально были связаны с конкретным местом.

И потом, мы изначально делали микс из Кубани и Кубы, и ровно настолько, насколько Кубой не пахло в Краснодарском крае, настолько же ей не пахнет и в Латвии.

Так что как минимум 50% несоответствия названия месту проведения продолжает присутствовать. По-моему, никакой проблемы в этом нет.

Поехать на фестиваль «Кубана».

Источник: www.gazeta.ru

Комментарии
Комментарии