Черное воскресенье

Москвичи весь день несут цветы к зданию фонда Глинки и базе Ансамбля. 26 декабря объявлено днем траура.
Черное воскресенье

Ту-154 Минобороны России, летевший из Адлера в сирийскую Латакию, разбился в Черном море спустя несколько минут после взлета. На его борту находились 92 человека: филантроп и исполнительный директор фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка (Доктор Лиза), большая часть академического Ансамбля песни и пляски Российской армии имени Александрова, а также журналисты федеральных телеканалов, сопровождавшие их военные и экипаж. Поисковые работы продолжаются, но пока о живых нет вестей, и осведомленные источники утверждают, что у пассажиров не было шанса.

Москвичи весь день несут цветы к зданию фонда Глинки и базе Ансамбля. 26 декабря объявлено днем траура. Корреспонденты МОСЛЕНТЫ присоединились к соболезнованиям и посетили несколько народных мемориалов.

Слезы вместо музыки

Целый день люди несут цветы к пятиэтажному зданию по адресу Земледельческий переулок, дом 20. Здесь располагается центр Академического ансамбля песни и пляски Российской армии имени Александрова, и обычно в переулке слышны смех и восторженные рассказы.

Сегодня знаменитый коллектив должен был дать концерт на российской базе «Хмеймим» в Сирии и поздравить авиачасти ВКС с новым годом. Однако концерта не состоялось, и неизвестно, когда он состоится в Москве — на борту злополучного Ту-154 оказались 64 артиста и художественный руководитель Валерий Халилов.

Цветы и свечи к центру ансамбля Александрова несут и те, кто хорошо знал артистов, и те, кто ни разу в жизни не видел их выступлений. Несут уже практически весь день. Гвоздики и розы к вечеру уже не умещаются на специальные столы по обе стороны от входа в центр и закрывают портреты артистов.

Много студентов и школьников, приходят поодиночке и группами, причем до сегодняшнего дня многие из них друг друга даже не знали.

«Просто когда мы узнали о трагедии, мы все переписывались и обсуждали эту тему в интернете, а потом решили приехать сюда все вместе и отдать дань погибшим», — рассказала МОСЛЕНТЕ одна из девушек.

Напротив входа в центр стоят брат с сестрой. Ей 17, ему — 14. К песням и танцам они никакого отношения не имеют, но все равно приехали. «Мы утром узнали о том, что произошло. И решили, что надо съездить. Потому что это важно, отдать дань этим людям, этим артистам. А в масштабах страны — это настоящее горе», — говорит 17-летняя Оля. И добавляет, что родители тоже хотели приехать, но остались дома с самым маленьким ребенком.

Отдельной группой подходят к народному мемориалу выпускники Московского государственного колледжа искусств, в основном, молодые девчонки. Своих слез они не скрывают — среди погибших была их подруга. «Мы только год как выпустились. И она попала в ансамбль. Очень все радовались за нее. А теперь ее нет», — делится с МОСЛЕНТОЙ одна из подруг погибшей и пытается не заплакать.

Кто-то принес к зданию не цветы, а черные балетные туфельки, перевязанные красной лентой — на борту Ту-154 летели четыре балерины, совсем молоденькие, видимо, это для них.

Взрослому поколению не легче. Среди пришедших немало бывших военных. Они, конечно, не плачут, говорят неохотно. «А что говорить? Мы с ними служили, мы с ними работали. Мы ими восхищались», — говорит, сжав зубы, один из мужчин, крестится и молча уходит.

«Я не знаю, что сказать. Надо дождаться официальной информации. А Халилов (худрук ансамбля, генерал-лейтенант Валерий Халилов - ред.)... Да, я его знал. Он был прекрасным человеком и товарищем. И вы понимаете, он повергал врагов искусством!», - говорит один из друзей художественного руководителя.

На улице, кроме журналистов и пришедших отдать дань погибшим, бригады скорой помощи и реанимация. Несколько раз врачи тихо выходят из машин и скрываются в недрах здания. Видимо, кому-то из тех, кто находится внутри, стало плохо. Как выяснилось позже, в здании Ансамбля песни и пляски Российской армии имени Александрова был создан оперативный штаб для оказания помощи родственникам пассажиров, находившихся на борту Ту-154.

Родственники погибших тоже приезжают. Они стараются пройти в здание незаметно. Многих ведут под руки, потому что горе настолько сильно, что идти сами они уже не могут.

Зрелище такое тяжелое, что даже журналисты стараются проявить уважение. Почти никто не пристает к родным и близким с вопросами и не пытается попасть внутрь здания. Туда пускают только сотрудников и родных погибших. Что говорить, никто не знает. Только догадки и предположения. Даже родственникам, по слухам, ничего не говорят, так как получить информацию с бортовых самописцев пока не удалось. Все ждут новостей из Сочи. Ведь пока никакой информации нет, у людей еще остается хоть какая-то надежда, вдруг кто-то выжил, вдруг кого-то удалось найти и спасти.

Всегда на передовой

Очередь во двор к фонду доктора Лизы на Пятницкой растянулась на несколько метров. Вокруг пришедших — толпа журналистов. Крошечный дворовой проезд у «Справедливой помощи», залитый растаявшим снегом, очень быстро заполнили живые цветы: первые букеты появились тут утром, уже к вечеру люди шли двумя стройными рядами, и поток не заканчивался около 20 минут.

Спустя час новые букеты все еще продожали появляться у входа в фонд. Внутри него, за дверью, куда вечером не пускали журналистов, — на всех ступеньках лестницы также были разложены розы.

Доктор Лиза сопровождала в Сирию гуманитарный груз — медикаменты для университетской клиники в Латакии и, по словам мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана, еще могла везти вещи для для детей-инвалидов. Несколько дней назад мы отправили ей инвалидные коляски для детей, я думаю, что она их и повезла, — сказал он ТАСС.

У входа в фонд зажгли свечи и поставили стол с несколькими портретами Доктора Лизы. На одном из них, нарисованном от руки — Елизавета Глинка с доброй улыбкой, на соседнем фото — с ребенком на руках.

«Чаще всего о таких людях мы узнаем после смерти, но не в этом случае. О той помощи, которую оказывала Доктор Лиза, знали очень многие», — общается с журналистами Ольга, подруга автора портрета.

За цветами, которые продолжают идти, видны очень молодые лица, кажется, здесь даже школьники. «Многие здесь не были знакомы с Елизаветой Глинка лично, но это страшная боль для страны, учитывая, сколько всего она делала за рубежом от имени России, да и здесь у нас», - сказал нам один из пришедих москвичей.

Во дворе на Пятницкой МОСЛЕНТА встретила одного из священиков Свято-Тихоновского гуманитарного университета, который тоже принес цветы в память о погибших. «Мы, верующие люди, понимаем, что смерть — это тайна. Наверное, лучшие уходят вперед. Доктор Лиза — она впереди», — поделился он.

Священник напомнил, что большинство летевших в самолете — артисты Ансамбля песни и пляски Российской армии имени А.В. Александрова. По его словам, с некоторыми из них он был знаком лично. «Это наши друзья, мы все выросли на их музыке. Есть с кого брать пример», — добавил священник.

Пошел второй час акции памяти, а поток людей все еще не заканчивался.

Останкино

У КПП-17, где проходит акция памяти журналистов, очень тихо и немноголюдно. Заходят журналисты, простые люди, кладут букеты и молча уходят. Буквально в самом начале пришел Константин Эрнст с букетом, но никаких громких речей произносить он не стал. Приходила молодая женщина с ребенком, заплаканная — вероятно, вдова, приходила заплаканная старушка — вероятно, мать.

На борту самолета Минобороны летели журналисты с Первого канала, телеканала «Звезда», НТВ и РЕН-ТВ. Их коллеги не горят желанием толпиться у доски с фотографиями на КПП — корреспондент МОСЛЕНТЫ нашел их в соседних барах, тихо обсуждающих случившееся.

НТВ и Первый уже скорректировали сетку вещания и выразили слова соболезнования родственникам. А вот на «Звезде» до последнего отказываются верить в произошедшее.

«Мы по-прежнему надеемся на лучшее, — заявил агентству «Москва» замдиректора дирекции информационного вещания телерадиокомпании Алексей Харьков. — Поэтому я не готов сейчас отвечать на вопрос о прощании, помощи их семьям и тому подобное. Что касается информации о ходе поисково-спасательной операции, то по ней никаких деталей у нас нет. По-прежнему мы говорим о том, что наши коллеги должны были быть на этом борту и, по всей видимости, были, но никаких официальных данных об их судьбе у нас нет».

О катастрофе

Ту-154 вылетел утром 25 декабря из аэропорта Адлер в сирийскую Латакию. Он пропал с радаров в 05:27 мск вскоре после вылета из Сочи, его обломки найдены в 1,5 километрах от побережья на глубине 50-70 метров. По уточненным данным, на борту находилось 92 человека.

Мэр Москвы Сергей Собянин дал поручение помочь семьям пассажиров Ту-154 и выразил соболезнования.

По факту крушения лайнера возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов, повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия» (статья 351 УК).

При этом в Минобороны уточнили, что самолетом управлял лечик первого класса Роман Волков, а сам Ту-154 был выпущен в 1983 году, прошел капремонт в 2014 году и плановый техосмотр в сентябре 2016 года.

Пока из воды достали тела 10 погибших. Поисковая операция продлится всю ночь, к месту происшествия стягиваются дополнительные силы и техника. Однако, как утверждают источники, у пассажиров Ту-154 практически не было шансов.

Комментарии
Комментарии