Как устроен Музей истории ГУЛАГа и зачем туда идти

Раньше музей главной советской травмы располагался в арке на Петровке, в нескольких коммуналках со снятыми перегородками.
Как устроен Музей истории ГУЛАГа и зачем туда идти

В минувшие выходные прошел День памяти жертв политических репрессий. Накануне у Соловецкого камня люди стояли в очереди по три-четыре часа, чтобы зачитать имена репрессированных. Если вы не смогли этого сделать, то посетить Музей ГУЛАГа — лучший способ почтить их память.

Раньше музей главной советской травмы располагался в арке на Петровке, в нескольких коммуналках со снятыми перегородками. Экспозиция в духе краеведческих избушек производила впечатление аттракциона для интуристов — их на выходе из Столешникова переулка всегда много.

Осенью 2014 года правительство города подарило музею новое четырехэтажное здание в Самотечном переулке, которое практически рассыпалось изнутри.

За год архитектурное бюро Kontora Дмитрия Барьюдина и Игоря Апарина его полностью перестроило, и в октябре 2015 года в нем открылся новый Музей истории ГУЛАГа.

Теперь он расположен на тихой улочке, мимо него не шныряют иностранцы, там не устраивают громкие вернисажи, как в Еврейском музее. Возможно, вы не знаете, но в бывшем общежитии в районе Самотеки уже год обитает лучший музей на тему, которая по-прежнему вызывает болезненную реакцию в обществе.

И в Музей ГУЛАГа надо идти специально — как ездят на экскурсии в музей Аушвиц-Биркенау. «Афиша Daily» объясняет почему.

Медный фасад во дворе

Архитектура выдающихся музеев со времен нью-йоркского Гуггенхайма тянет одеяло на себя, превращая здание в достопримечательность. Альтернативный подход представляет другую крайность — предельную нейтральность. В случае с Музеем истории ГУЛАГа удалось избежать резких высказываний, сохранив исторический фасад, который выходит на сонный Самотечный переулок.

А со стороны двора стены дома покрыты медными пластинами, которые не только утепляют его, но также превращают архитектуру в метафору. Красить в черный цвет дома по градостроительному регламенту в Москве нельзя, но медные листы почернеют сами. Время как будто пойдет наоборот: из светлого настоящего — в мрачно-ржавое прошлое.

Внутреннее пространство как трип

Едва ли кому-нибудь хотелось оказаться в интерьерах настоящего ГУЛАГа, поэтому тут никаких стилизаций.

Комментарии
Комментарии