Как в Москве меняются рынки

В 2015 году преобразился Даниловский рынок, на «Экомаркете» в Коньково завелись кафе, как на Патриарших, а в «Меге» открылась фермерская ярмарка Lavkalavka.
Как в Москве меняются рынки

«Афиша Daily» разбирается, как рынки стали новыми парками, и можно ли это называть рыночной революцией.

Что было

В советские времена рынки были праздником, редким местом, где во вселенной плановой экономики и тотального дефицита действовали общепринятые законы спроса и предложения. Цены зашкаливали: узбекский лимон или роза на лотке у азербайджанцев могли стоить столько же, сколько обед из трех блюд в столовке.

Однако кураж и атмосфера свободы (чреватая обсчетом) превращали советский рынок в такое же выдающееся, нездешнее пространство, каким были магазины «Березка» или зал прилетов в Шереметьево-2.

В 1990-е годы рынки вошли как по маслу: там можно было купить все — не только еду, но и электронику, одежду, китайский ширпортреб, оружие и наркотики — под присмотром мафии. На Черкизовском свобода доходила до патологических форм: в глубине рынка не говорили по-русски, рубили рыбу прямо на асфальте и можно было потеряться в буквальном смысле.

Вмешалось государство — рынки стали мишенью бурной экспроприации и застройки. Исчезли все исторические торговые площадки в центре, в том числе знаменитая Тишинка и Палашевский рынок на Патриарших.

До последнего момента московские рынки представляли собой довольно грустную картину: на месте Центрального рынка построили ТЦ «Цветной» с люксовым супермаркетом и имитацией фермерских развалов наверху. Ленинградский превратился в чумазенький торговый комплекс, обстроенный палатками.

Дорогомиловский — самый пристойный из всех — стал непристойно дорог. И главное — непонятно было, зачем нужны рынки, если со снабжением горожан продуктами неплохо справлялись супермаркеты, овощные палатки и инициированные мэрией ярмарки выходного дня. Однако с 2013 года ситуация начала меняться.

Кирилл Асс

Архитектор и критик

«Рынок является необходимой составляющей городской жизни, которую, утратив, очень сложно восстановить — потому что он возникает стихийно. Если уничтожить рынок с его атмосферой, то уничтожается сам навык ходить за продуктами в это место. Инициативы в виде ярмарок выходного дня или торговых центров на манер «Цветного» не могут этого заменить.

Комментарии
Комментарии