Зачем Москве нужна современная архитектура

Архитектор с мировым именем Мануэль Готран навестила столицу и рассказала, как создавать архитектурные акценты в депрессивных кварталах.
Зачем Москве нужна современная архитектура

Архитектор с мировым именем, глава бюро Manuelle Gautrand Architecture Мануэль Готран проектов для Москвы пока не делает: нет заказов. В российскую столицу она приезжала, чтобы выступить на международном форуме по инновационной архитектуре. А после она согласилась ответить на вопросы МОСЛЕНТЫ и рассказала о том, как создавать архитектурные акценты в депрессивных кварталах и проектировать общественные пространства на крышах.

Европейский урбанизм в Москве

Первый раз в Москве я оказалась шесть лет назад, и сейчас нахожусь под большим впечатлением от тех перемен, которые произошли за это время. Целые кварталы изменились до неузнаваемости: взять хотя бы фабрику «Красный октябрь» и ее окружение, или новое здание музея «Гараж» по проекту Рэма Колхаса, возникшее на месте обветшалого ресторана в неузнаваемо переменившемся Парке Горького.

Всегда приятно видеть, как реконструкция здания «перезапускает» все его окружение: вокруг вырастает новая, современная инфраструктура, магазины, территория оживает, становится новой актуальной площадкой для современных городских событий.

На этот раз у меня было время походить по центру, правда, из-за холода и снега я больше времени провела в музеях, чем на улице. И все же, я ощутила, что атмосфера, тональность города переменилась: к вам пришел европейский урбанизм. У меня было ощущение, что я в одном из городов центральной Европы, если не обращать внимание на огромную ширину проспектов, бульваров и в целом масштабы гигантского мегаполиса, который несравненно больше Стокгольма или того же самого Парижа.

Москве нужна современная архитектура

Я не так хорошо знаю Москву, чтобы сказать, в каких именно частях города больше ощущается необходимость современных зданий, того, что по-английски называется contemporary architecture. Я считаю, подчеркнуто современные здания уместны практически повсюду, нужно только органично вписывать их в существующую застройку, в городской ландшафт, учитывая соразмерность, цветовую гамму, вид соседних зданий. В кварталах с исторической застройкой архитектору, разумеется, нужно с уважением относиться к окружению, быть деликатным, закладывая в проект связь, взаимодействие старого и нового.

Хороший пример такой работы среди последних проектов нашего бюро – создание офисно-торгового комплекса Брадстапелн в Стокгольме. Мы «перезапустили» несколько зданий, построенных в 1980-х, и для этого провели их реконструкцию и надстройку.

Москве, я считаю, нужно сейчас осуществлять много таких проектов, позволяющих вдохнуть новую жизнь в районы и здания, построенные 60, 40, 30 лет назад.

Потому что офисные, торговые и культурные центры, коворкинги и технополисы нужны каждому району, и часто проще перепрофилировать под них старые здания, чем строить новые с нуля.

Москве, как и любому современному мегаполису, вкрапления современной архитектуры нужны, чтобы продолжать расти, оставаться динамичным городом, который оперативно отвечает на новые запросы времени, развиваясь и перестраиваясь. И это не обязательно должны быть небоскребы и стадионы, в уже сложившемся архитектурном окружении часто выигрышно смотрятся небольшие современные здания.

Архитектурные акценты

Порядка 90% проектов, которыми сейчас занимается мое бюро, прочно связаны с окружающими их историческими зданиями и активно взаимодействуют с ними в архитектурном плане. Это может быть еще одно крыло или надстройка или отдельно стоящее здание, перекликающееся с окружением формой или цветом.

Когда передо мной стоит задача спроектировать объект в уже сформировавшемся окружении, среди старых зданий, я стараюсь как можно больше времени проводить в этом районе. Здания, атмосфера квартала, его граффити, материалы, из которого выполнены дома, цвет их стен — все это становится для меня источником вдохновения. Потому что, создавая новое здание, я всегда в первую очередь думаю о том, чтобы оно гармонично вписалось в окружение, в городской ландшафт.

Я по возможности стараюсь внедрять образы современной архитектуры в уже сформировавшихся кварталах, но создавать здания узнаваемые, запоминающиеся, способные стать архитектурным акцентом, магнитом района, его новой визитной карточкой. Например, Ричард Роджерс с Рензо Пиано 40 лет назад создали центр Помпиду, подарив центру Парижа такой новый магнит, популярное место встреч и свиданий.

Мне самой удалось добиться подобного эффекта в 19-м округе Парижа, спроектировав гостиницу Residence Hipark. В основе проекта было желание создать яркое, игривое и позитивное здание посреди довольно депрессивного района, и мне удалось это сделать.

Свободу крышам

Крупные города, особенно мегаполисы и агломерации, в наши дни постоянно растут и ищут новые способы вмещать все больше и больше жителей. Только горизонтального расширения уже недостаточно, особенно учитывая, сколько транспортных проблем это за собой влечет. Очевидно, что город должен расти еще и вертикально, вверх: возводятся высотные здания, надстраиваются дополнительные этажи поверх старых домов.

Если часть здания и становится общественным пространством, то, как правило, это либо весь первый этаж, либо его часть. Но если смотреть на то, как этот вопрос решен в таких передовых мегаполисах, как Токио, то мы увидим, что там в качестве общественных пространств используют и крыши зданий, и даже пространства подземных парковок.

В этом направлении нужно двигаться и европейским архитекторам, так что в своих проектах я стараюсь продвигать идею создания общественных пространств на крышах, террасах здания. Обзор, возможность ориентироваться в окружающем пространстве, охватив его взглядом, очень важна для современного, растущего вверх города и его обитателей. К Москве это тоже относится – архитекторам надо учитывать, что вам стоит увеличить количество общедоступных площадок на крышах зданий.

Без феминизма

Не думаю, что я создаю какую-то особую «женскую» архитектуру: порой мне нравится проектировать мощные, очень «мужественные» здания. И часто приходится слышать, что при взгляде на многие мои проекты легко угадывается женская рука. Да, я согласна с такой оценкой.

Я не феминистка, и, может быть, поэтому мне сложно дать какие-либо напутствия девушкам, женщинам, которые стремятся стать архитекторами. Работа сложная: и мужчинам, и к женщинам в этой профессии одинаково нелегко. Всякому, кто мечтает стать архитектором, надо понимать, что трудиться придется очень много, отдавая проектам все силы. К тому же постоянно нужно будет убеждать клиентов, доказывая, что ваши решения, ваше видение имеют право на жизнь. Но оно того стоит, и я убеждена, что женщинам стоит становиться архитекторами.

Комментарии
Комментарии