Кошерное кафе «Семь сорок» на Бронной: клецки, цимес, пастрами

На Патриарших прудах открылось кафе с говорящим названием «Семь сорок». В связи с этим стало понятно, что еврейская кухня в Москве превратилась в такой же гастрономический мейнстрим, как суши, бургеры и хинкали.
Кошерное кафе «Семь сорок» на Бронной: клецки, цимес, пастрами

В Москве, похоже, новый гастрономический тренд — одно за другим открываются заведения с еврейской кухней: бар Mitzva на Пятницкой, корнер с хумусом под крышей «Цветного», ланчерия «Лафлафель», «Гельман» и Sisters Deli в The 21, а уж фалафельные мы перестали считать. Тенденция не новая, набирает критическую массу уже лет 5, но в 2015 году ее масштабы принимают явно угрожающий характер, и кажется, сейчас долбанет. Некоторые надоевшие рестораны взрывной волной сметет с корабля современности, и там, где раньше открывались хинкальные, выползут еврейские местечки.

Пример: еще одна версия еврейского ресторана — кафе «Семь сорок», которое открыл на Патриарших ресторатор Александр Гулько вместе с друзьями Михаилом Ширвиндтом и Романом Биниашвили. Появилось оно в двух шагах от дебютного проекта Гулько «Как есть», который весьма поистрепался из-за слишком частых уходов и возвращений шеф-поваров. Насчет жанра «Семи сорок» пока уверенности нет — его называют то гастробаром, то дели, но непременно оговаривают, что кухня здесь кошерная: никакого молока (и даже работникам кухни нельзя принести с собой йогурт), никаких кроликов, поросят, ракушек и осетров. При этом шеф-повар, Александр Кубриков, пришедший сюда из все того же «Как есть», — русский, в углу не сидит машгиах, нет даже форшмака в меню, а хумус делают из зеленого горошка. В общем, понятно, что кашрут здесь понимается просто как свод диетических правил. В этом смысле непонятен запрет йогурта — раз уж на кухне работают не иудеи, то сильнее-то она не раскошерится; загадка.

Комментарии
Комментарии