Фудтрак вне закона

Бум фуд-фестивалей в Москве продолжается, и переплюнуть Портленд или Берлин по разнообразию и вкусу уличной еды нам мешает запрет на торговлю едой с колес.
Фудтрак вне закона

Репортер «Афиши» Ника Махлина устроилась работать в нелегальный фудтрак и изучила, как можно обвести систему.

Сходняк

Лева наглый, а Толян все время добавляет «йоу». Мы ни разу не виделись, общаемся только по СМС и телефону. Но как мои будущие сообщники они мне уже ­нравятся. Как мои потенциальные сокамерники — тоже ничего. Нас вряд ли посадят, но думать о завтрашней ­вылазке как о проделке уровня Бэнкси или арт-группы «Война» приятно. Хотя мы собираемся всего лишь продавать бургеры из фудтрака, по московским меркам наши планы находятся вне закона.

В Москве завести фудтрак и работать в нем, соблюдая закон, — это как завести кота и тут же его кастрировать. То есть лишить главного. А в случае с фудтраком главное — возможность свободно перемещаться, без привязки к конкретному месту и следуя за своей аудиторией по городу. Утром напоить горожанина кофе у метро, днем накормить обедом у торгового центра, вечером — подхватить на шумной улице. У нас это так не работает. И все же количество фургонов увеличивается: против 6 машин на прошлогоднем «Маркете городской еды» — 20 участников на «Фестивале фудтраков», который в этом году в Москве провели впервые (организаторы говорят, заявок было 50). Это значит, что владельцы фургонов смирились с тем, что их дорогие кухни со сверкающими боками и ревущими двигателями — не более чем палатки на колесах. Но не все.

Все началось, когда в редакцию просочился слух о нелегально торгующем в центре города фудтраке. Через пару часов впечатление было такое, как будто мы вышли на полицейскую частоту. Его видели там, там, а еще вот там. «Он белый». «Он красный». «В нем продают бургеры». «Там кормят веганов». Показания не сходятся, но поиски продолжаются. Через три дня мне по почте приходит номер: «Контактное лицо — Толян». Моя задача — позвонить и напроситься на нелегальный выезд с этим фудтраком. Что говорить? Как войти в доверие? Я волнуюсь — никогда раньше не вела переговоры с преступниками. Звоню. Объясняю. В ответ слышу:

— Медкнижка-то есть?

— Э-э-э. Есть.

— Окей.

Комментарии
Комментарии