Кредо Арама Мнацаканова

Ресторатор и шеф украинской и русской версий «Адской кухни» — о Москве и Петербурге, ушах барсука, пасте с корюшкой и взгляде на вещи по ту и эту сторону экрана.
Кредо Арама Мнацаканова

Москва или Петербург

Москва — благодарный город. Любопытный, прогрессивный. Платежеспособной публики здесь в несколько раз больше, и она понимает, чего хочет, умеет считать деньги и время. А Петербург утопает в своем классицизме и архаичности. Сделать что-то прогрессивное и интересное в Питере можно, но это не обязательно станет бизнесом. Практически все российские рестораторы делают проекты, точно направленные на определенную аудиторию. Когда вы делаете это в Москве, вокруг вас может собираться много людей, а в этом же направлении в Питере — четыре человека. Казалось бы, в городе живет пять миллионов — но вот это всегда было загадкой.

Туристы или местные

Туристы Питеру не помощники, их и кормят-то очень специфически, какой-то псевдорусской едой. Я вообще не понимаю людей, которые ходят есть туда, куда их привезут на автобусе. Это точно не мои гости. Человек должен думать, что он ест, когда, с кем, — и должен стараться каждый раз превратить это в праздник. Сделать себе подарок, а им может быть даже бутерброд. Но ужас еще вот в чем: мы — повара и рестораторы — показываем иностранцам то, что город и страна собой представляют. А вы никогда не вернетесь туда, где невкусно и мегадорого, — притом что и климат не фонтан. Когда тебя кормят какой-то рубленой котлетой под названием «Князь Орлов» с картошкой «Помпадур», впечатления остаются такие тяжелые, что никаким Эрмитажем не исправишь.

Комментарии
Комментарии