«Виноград должен вырасти сильным джигитом»: как делают органическое вино

Каха Беришвили уже более десяти лет занимается производством органического вина традиционным грузинским методом в больших глиняных кувшинах.
«Виноград должен вырасти сильным джигитом»: как делают органическое вино

Артана — одно из старинных сел, расположенное в Алазанской долине, примерно в получасе езды от Телави, столицы Кахетии — сердце грузинского виноградарства и виноделия. Каха Беришвили, переселившийся сюда из Тбилиси, уже более десяти лет занимается производством органического, экологически чистого вина традиционным грузинским методом в больших глиняных кувшинах (квеври). Хозяйство Беришвили небольшое — марани (помещение, где хранятся квеври с вином), пчелиные улья, огородные грядки и очень скромный хозяйский домик. Рядом с домом самодельный баннер, предупреждающий о том, что любителям шашлыка здесь не место — Беришвили вегетарианец. Ирина Барамидзе поговорила с производителем органического вина, а Андро Эрадзе показывает, как выглядит его хозяйство.

— Все началось с любви к этому вошебному напитку и хорошим застольям, — рассказывает Каха. — В тот период, в начале 2000-х, в Грузии сложно было достать хорошее вино, и у нас с друзями появилась идея самим его готовить. Для себя. Ну, видимо, и гены дали о себе знать, так как мой дед был виноделом в Раче (горная местность в Грузии — прим. ред.). И отец тоже готовил свое домашнее вино. С детства я мечтал сбежать из города. Однако из-за увещеваний моей мамы, страстно мечтавшей, чтобы я был музыкантом, я много лет фактически жил не своей жизнью и занимался не своим делом. И только в 40-летнем возрасте я решил, что так продолжаться больше не может. Так что теперь профессия скрипача осталась в другой, прежней жизни. Хотя скрипка все еще со мной. Иногда играю.

— Почему вы выбрали именно это село?

— Случайно. В Кахетию мы приехали с друзями, узнав, что здесь можно недорого приобрести земельный участок и виноградник. Поколесили немало. А когда я увидел село Артана, то сразу понял, что это и есть мое место. Кстати, как выснилось позже, первый виноградник, который мы приобрели, в свое время принадлежал Хареба Джибути — местному крестьянину, в начале ХХ века возглавившему «благородных разбойников», расправлявшихся с местными богачами.

Комментарии
Комментарии