Почему арманьяк и коньяк разделяет пропасть

Этот уроженец французской провинции принадлежит к числу старейших и уважаемых европейских дистиллятов, но в массовом сознании все еще ходит в младших братьях коньяка.
Почему арманьяк и коньяк разделяет пропасть

История арманьяка под стать его вкусу ярка и драматична. Этот уроженец глухой французской провинции принадлежит к числу старейших и наиболее уважаемых европейских дистиллятов, но в массовом сознании все еще ходит в младших братьях коньяка, а то и вовсе считается побочным продуктом коньячного производства. «Лента.ру» выясняла, что скрывается за этими легендами.

Невидимая рука рынка

Первые документально зафиксированные упоминания арманьяка относятся к середине XIV века, что примерно на полтора столетия раньше самых ранних записей о коньяке. К сожалению, мы практически ничего не знаем ни о том, как тогда делали арманьяк, ни о том, каким он был на вкус. Очевидно, это был самый что ни на есть заурядный виноградный дистиллят, полученный путем одной перегонки в примитивных перегонных кубах. Грубоватый, маслянистый и, разумеется, без выдержки в дубе. Но примерно такими — не лучше, не хуже — были и все остальные позднесредневековые о-де-ви.

Чистые спирты тогда не принято было пить, чаще всего их использовали для другого — например, для создания различных биттеров (подслащенных медом горьких травяных настоек) и иных лекарственных препаратов.

Время шло, менялись вкусы, расширялся рынок. В XVII веке крепкий алкоголь уже занял собственную коммерческую нишу. Его производили все больше, но не потому, что он был вкуснее вина, а потому, что облагался таким же налогом при существенно более высоком содержании спирта. В этот исторический момент и начинается история о гасконской Золушке, которая так и не стала французской принцессой.

В XVII-XIX веках основным экспортным рынком для французских виноделов была Англия. В более привилегированном положении оказались континентальные регионы, имевшие доступ к морским портам — Бордо, Коньяк. Они первыми вывозили на острова вина и дистилляты. Все остальные выстраивались в очередь, рассчитывая либо на везение, либо на неурожай у своих соседей. Провинция Гасконь — родина арманьяка — стояла в той же очереди.

Комментарии
Комментарии