О мистических свойствах самолетной еды

Авиационная еда — чудо: пища на высоте десять тысяч метров над уровнем ближайшего моря.
О мистических свойствах самолетной еды

Вы, наверное, тоже видели этот ролик на ютьюбе — про то, что все вокруг удивительно, но никто не счастлив. Комик Луис Си Кей в вечернем шоу другого комика, Конана О’Брайена, рассказывает историю про то, как он летел на самолете и стюардесса объявила, что на борту работает беспроводной интернет. И он действительно работал, а потом вдруг отрубился. И сосед Луиса Си Кея тут же возмутился — что за фигня? То есть пассажир всего десять секунд назад узнал о чем-то новом, вдруг это что-то перестает работать — а человек уже считает, будто мир ему должен. Это притом что он летит. Человек, который рожден сначала ползать, потом ходить, бегать и время от времени прыгать, — летит, как будто он птица. С ним происходит чудо, но он недоволен.

Авиационная еда — чудо вдвойне. Даже какой-нибудь картонный сэндвич или перловое месиво с говядиной. Да, не всегда вкусно, но это не отменяет чуда: пища на высоте десять тысяч метров над уровнем ближайшего моря.

Недавно я был на ВДНХ, на выставке «Утро новой эры» — про российскую авиацию начала прошлого века. Среди прочего узнал о первом путешествии Сергея Есенина на самолете. Он летел с Айседорой Дункан «Добролетом» через Кенигсберг в Берлин. Дункан, во-первых, предусмотрительно подготовила корзинку с лимонами, помогавшими как будто от укачивания, а во-вторых, составила перед полетом завещание. Самолет двинулся по полю, как «вдруг в окне показалось бледное и встревоженное лицо Есенина, он стучал кулаком по стеклу, — вспоминал журналист Илья Шнейдер. — Оказалось, забыли корзину с лимонами. Схватив корзинку, я помчался за самолетом, медленно ковылявшим по неровному полю, догнал его и, вбежав под крыло, передал корзину в окно, опущенное Есениным».

Долька лимона на языке, возможно, действительно помогала от укачивания. Но мне кажется, дело и в том, что любая еда ослабляет страх. Человек, сидящий в кресле самолета, не может контролировать ситуацию, потому что за штурвалом не он, — а ничто так не выводит из себя, как неспособность контроля.

Комментарии
Комментарии