Пончики: возвращение в студенческую молодость

Идеальных пончиков нет в Москве — только на трассах в ближнем и дальнем Подмосковье.
Пончики: возвращение в студенческую молодость

Светлана Кесоян, которая регулярно делится с «Афишей Daily» своими съедобными находками, добралась до сети кафе «Помпончик».

Их нет в Москве — только на трассах в ближнем и дальнем Подмосковье: там готовят сладкие советские пирожки с дыркой, и они идеальные.

Судьба юмористическим образом швыряет меня из стороны в сторону в абсолютно противоположных направлениях. Вчера рестораны высокой кухни на Ривьере, сегодня я уже на заправке где-то на Ярославском шоссе.

Когда я заявляю о своем гастрономическом снобстве, очень бывает полезно посмотреть, с каким рвением я пристраиваюсь в очередь за неизвестными чебуреками посреди большой дороги.

Чебуреки как класс я ненавижу — из них капает во все стороны жиром для фритюра. А жир в последнее время такой, что живот начинает болеть практически сразу. Но кого и когда боли в животе останавливали?

Я надеюсь на чудо. Вдруг, думаю, прямо сейчас съем что-то гениальное, успокоюсь и не буду нервничать, что выехала за пределы МКАД. Аномальное пищевое поведение, знаю.

На упомянутой заправке в глаза бросилась оранжево-красная вывеска «Помпончик», и я, конечно, рванула туда. Внутри пахло жареным. Справа от двери — доска с документами для потребителя и надписью «Уголок пончиковеда». Сплошное умиление. Над прилавком висел экран, где во всех подробностях и будто бы в прямом эфире показывали, как замешивают, лепят и погружают товар в кипящий фритюр.

Продавщицы в характерных гигиенических шапочках работниц горячего цеха преданно смотрели в глаза. Над их головами возвышалось меню. Пончики московские, пончики сметанные, хворост. «Московские» по 27 р. за штуку, «Сметанные» — 29 р. Я тревожно рассматривала хворост» (59 р. маленькая порция, 99 р. — большая). На любимый мной чуррос он был не похож, и я вернулась к искомым пончикам.

Ностальгиями я не страдаю. Но тут вдруг в голове понеслось: метро «Фрунзенская», переулок Хользунова, Сад Мандельштама — сейчас это парк усадьбы Трубецких, где даже курить нельзя. А было время, когда студенты филфака с пивом и пончиками плотно оккупировали там каждую скамейку и предавались, как я сейчас понимаю, углеводному разврату.

Комментарии
Комментарии