5 новых ресторанов месяца в Петербурге

Конец осени запомнится появлением магазина-бара, где биодинамическое вино закусывают бутербродами, масштабного ресторана на севере города и хинкальной в «Голицын-лофте».
5 новых ресторанов месяца в Петербурге

Конец осени запомнится появлением магазина-бара, где биодинамическое вино закусывают бутербродами, масштабного ресторана на севере города и хинкальной в «Голицын-лофте».

Бар-шоп «На вина!»

Меню: С 12:00 заведение работает как магазин, а во второй половине дня превращается в небольшой бар на двадцать пять посадочных мест. На полках предложено более двух сотен вин, все они — от фермеров, которые держат весь процесс в своих руках, от выращивания винограда до бутилирования готового вина. В первую очередь на полках стоит искать эльзасские рислинги Пьера Фрика, креман гуру биодинамики Франсуа Плузо, который производят так же, как и несколько веков назад, гамэ Жульена Куртуа из Луары и моргон Дамьена Кокле из региона Божоле, который сейчас сверхмоден.

Интерьер: Бодрейший дизайн заведения с хулиганскими граффити и немного дарковым юмором сделала студия Hattomonkey и Светлана Паршина.

Инсайд: Идея магазина-бара командам «Винного шкафа» и Big Wine Freaks пришла одновременно, но независимо друг от друга: они не раздумывая решили объединится, чтобы сплотить с винным бокалом в руке свои аудитории — более молодую из «Шкафа» и взрослую от Big Wine Freaks.

Ресторан Wcorner

Меню: Wcorner — место, где в креативную кухню влюбятся те из скептиков, кто обычно критикует ее за скромные калорийность и объем порций. Шеф-повар Игорь Зорин, в портфолио у которого работа в заведениях ZL Group (Villa Zималеto и «Гастроном») и запуск кухни в ресторане Una, назвал главный раздел меню «Основательно подкрепиться», и каждая его позиция гарантированно выполнит свое предназначение — не забыв при этом удивить вкусовыми сочетаниями.

Осьминога в грушевом соусе мощно поддерживает картофельный крем. Ленивая лазанья с кроликом — многослойная пирамида из пасты, утопающая в сливочном соусе. Тушеная капуста с яйцом — четверть большого кочана с глазуньей, пармезаном и землей из хлеба. Монументальное бедро цесарки идет с не менее монументальными бобами гигантской лимской фасоли и ломтиками колбасы чоризо и соусом из нее. Средняя же цена горячего блюда из этой секции меню — около пятисот рублей. Это — хорошая сделка кошелька и желудка.

Интерьер: Декоративное буйство креативных подач осталось только на тарелках и не сказалось на интерьере: московская студия Dba-group сделала простое располагающее пространство с энергичными акцентами разноцветных кресел.

Инсайд: Канноли с домашней рикоттой из Wcorner разделили профессиональное сообщество на два лагеря — гастроэнтузиаст Алена Мельникова пришла от сицилийского десерта в восторг, тогда как критику Борису не угодили сопровождающие его маршмеллоу и домашняя гранола. Мы — в стане горячих поклонников десерта: Игорю Зорину удалось добавлением марсалы сделать для канноли беспрецедентно тонкое тесто, которое при этом отлично держит форму.

** Ресторан Kazbegi**

Меню: Главное достоинство Kazbegi — то, что оно не душит этникой, как многие заведения с национальной спецификой, но сделано владелицами Ольгой Волдайкиной и Марией Паламарчук с любовью к кухне и культуре Грузии. Томленая с помидорами говядина чашушули — с нужным томатным духом. На хинкали закладывают вручную до восемнадцати складок. От аппетитного запаха аджарских хачапури кружится голова — на кухне все это курирует шеф-повар Леван Чхартишвили.

Интерьер: На внешней стороне ворот, через которые входят в ресторан — реплика на древнегрузинскую миниатюру XII века с национальной купюры: воину вместо двух луков вручили два кувшина с вином. На оборотной, которую видно из зала — стилизованный пейзаж района Казбеги. На миниатюрах из бетона на стенах изображены портреты легендарных грузин от объединившего страну Давида IV Строителя до спортивного комментатора Котэ Махарадзе.

Инсайд: Наверняка все знают, но на всякий случай — хинкали едят только руками, сперва надкусывая и выпивая бульон. Хвостики едят или оставляют на тарелке — есть две конкурирующие школы. Не спешите перчить их сверху, хотя и говорят, что это помогает пальцам не скользить — в местных хинкали щедро поперчена начинка. Учтите, хинкали после заказа придется ждать долго, так как тесто раскатывается отдельно под каждого гостя, но владельцы обещают оптимизировать процесс.

Бар-ресторан Black China

Меню: Четыре раздела коктейльного меню построены в основном на дистиллятах Китая и Кореи и названы в честь главных городов региона. «Сеул», например — легкие, аперитивные, питкие, вроде корейского двадцатиградусного сладковатого соджу с мятным ликером, личи и зеленым чаем, а в секции «Макао» — классика в азиатском стилистике. «Мао тай», скажем, имеет классическую основу — апельсиновый ликер, биттер, сок лайма и несколько видов рома, но последние не светлый и темный, а на специях и кунжутный, плюс — кунжутная же паста.

Используемая в миксах алкогольная экзотика собрана в карте чистого алкоголя — там саке, соджу, крепкий японский дистилят сетю, абрикосовое и сливовое вино, японский виски и китайская водка байцзю: настоящий национальный парк алкоразвлечений.

На закуску не готовят никаких свиных ушей и свинину в кисло-сладком соусе — из специалитетов готовят только битые огурцы и линейку национальных пельменей. В нее входят жареные цзяоцзы с говядиной в кунжутном соусе, островерхие паровые хаолонгбао с говядиной и креветкой и димсамы с начинками от традиционных креветки и свинины до трески и курицы с каштанами.

Интерьер: Интерьер ресторана делала студия DA architects — завсегдатай нашей премии «Лучшие дизайнеры и интерьеры»: они также обустраивали, кроме прочего, рестораны «Компания», Crosta и Port.

Инсайд: В сет овощей-кимчи входят огурцы, два вида капусты, соевая спаржа и редька. Советуют учитывать, что их острота варьируется — от островатых огурцов до обжигающей редьки. Бар и кухня в Black China существуют как один организм, заимствуя друг у друга техники, что укладывается в самые горячие тенденции: на важнейших мастер-классах по коктейльному фудпейрингу учат, что одной из важнейших фигур является барный шеф, то есть тот, кто готовит еду под коктейльную политику бара.

Ресторан «Ферма Бенуа»

Интерьер: Сейчас стены бывшего коровника готовы к блестящему будущему — ресторатор Probka Family Арам Мнацаканов обустроил в нем семейный ресторан. Удивительно, но гигантский ресторан (1200 квадратных метров на этаж) хочется описать словом, употреблять которое не комильфо — «уютный». Никакого плюша и декоративного фарфора — только теплый свет, симпатичные графичные коровы в натуральную величину и грамотное зонирование, которое создало много разных пространств, что для ужина на двоих, что для юбилея родителей, что для детского праздника.

Меню: Шеф-повар Николя Лорье кормит классическими пиццами и ризотто с белыми грибами, утиной ножкой и салатом с киноа. Под присмотром главного столичного специалиста по восточной кухне Хакима Ганиева готовят узбекский плов, харчо и хачапури. Для детей — блинчики с нутеллой из специального меню и мультперсонажи местной дополненной реальности «Бенуарики», которые появляются на столе при наведении смартфонов. Насколько бы большой семьей здесь не собраться на воскресный обед, абсолютно каждый сможет найти что-то свое: будь-то вино ронских биодинамистов или слономышка Уна.

Инсайд: Персонажи «Бенуариков» нарисованы художником Николаем Копейкиным: мама Ева, дедушка Бу, сын Ник и другие внешностью напоминают слонов. Для Копейкина это тотемное животное: самая известная серия его работ называется «Слоны Петербурга». Базируясь на факте, что история слонов в Петербурге началась на одиннадцатый год существования самого города (был устроен «Зверовый двор» для слона, присланного в подарок Петру I), художник создал картины, на которых слоны становятся жителями города в разные исторические периоды.

Комментарии
Комментарии