Лучшие рестораны Москвы с камином

Из всех мест, где можно погреться у огня, Time Out выбрал те, где камин не просто жжет дрова, но и работает на атмосферу ресторана.
Лучшие рестораны Москвы с камином

Брюссель

Первый московский проект петербургского ресторанного холдинга ItalyGroup унаследовал помещение «Старины Мюллера» и перестроил его буквально от фундамента. Теперь здесь кованная чугунная лестница, длинная стойка, отделанная плиткой, как в хороших брюссельских барах, панорамные окна, обнаженные деревянные потолочные балки и штукатурка на стенах в художественных трещинках (чтобы убрать впечатление новостроя). Все вместе создает ощущение «будто он был здесь всегда».

На первом этаже кормят завтраками и обедами, второй открывается ближе к вечеру, и тут все серьезнее — темные диваны, видовой балкон, который летом станет верандой, и камин, собирающий пространство воедино. Дизайн-студия Komfort Buro, которая занималась обустройством ресторана, обошлась безо всяких завитушек: только стекло, бетон и металл. Блики огня, играющие в стеклянном кубе, оказывают магнетическое воздействие на окружающих.

Те, кому повезло занять диван с низким столом прямо перед камином, оказываются в эпицентре событий: на расстоянии вытянутой руки находится открытый бар, где разливают пиво из кранов, вмонтированных прямо в стену. В карте встречаются редкости вроде Straffe Hendrik Quadrupel (370 р./0,4 л) и Hopus Primeur (370 р./0,4 л), еда продумана под пенное, но в авторской редакции. Например, бельгийские мидии готовят в сливках с лемонграссом (760 р./500 г), а картофель фри сдабривают трюфелем (490 р.).

Лисица

Бар «Лисица» — наследник по прямой двух легендарных московских мест: кафе Lady Jane и арт-клуба Justo. Теперешние владельцы много чего оставили от предшественников: потертые стулья и столы «с историей», собранные на питерской барахолке, а еще дровяной камин, который, кажется, находится здесь с дореволюционных времен, когда в этом полуподвале квартировала типография.

Смолистый запах горящих дров встречает прямо от дверей, и в полутемном помещении, полном закоулков, приходится идти на свет его пламени.

Если постараться, можно рассмотреть много любопытного: и атланта, подпирающего стену возле туалета, и любопытные работы современных художников, близких владельцам по духу. Официанты задумчивы и медлительны, но в «Лисице» никто никуда и не спешит.

Главное в этом месте — не еда или коктейли, а то типично питерское ощущение творческого кабака, будто пришел к друзьям, которые тебе рады. В Петербурге за подобными впечатлениями обычно отправляются на улицу Рубинштейна, а в Москве атмосферу интеллигентного ничегонеделания мало кому удается культивировать.

ЦДЛ

C исторической точки зрения декорации в ЦДЛ куда достовернее, чем в том же «Кафе Пушкинъ», хотя особняк князей Олсуфьевых успел побывать и штаб-квартирой масонской ложи, и приютом беспризорников, и любимым местом классиков советской литературы, которые не только выпивали-закусывали в парадных залах, но и, бывало, падали с монументальной дворцовой лестницы.

Три камина здесь тоже не просто для декора — когда-то они обогревали все здание. Самый роскошный, размером от пола до потолка и с графским гербом на фасаде, до сих пор исправно топится в большом каминном зале первого этажа, похожем на готическую церковь: именно здесь висит та самая люстра, которую когда-то подарил писательскому клубу Сталин.

Два других — в залах поменьше: их удобно использовать для приватных застолий. Чтобы проникнутся атмосферой, нужно садиться у огня в дубовом зале, где и антикварные резные панели, и дородные мягкие диваны — не хватает только арапчонка с сигарами.

Кухня способствует путешествиям во времени: суточные щи с костра (400 р.), судак «Орли» с савойской капустой (850 р.), говяжьи щечки с рисовым пудингом (900 р.) — продолжатель известной поварской династии Сергей Лобачев заботливо собрал в меню исконно русские хиты. Впрочем, в его исполнении они совсем не выглядят пережитком прошлого.

Maritozzo

Двухэтажный итальянский ресторан от владельцев сигарного клуба Davidoff строился больше двух лет и открылся с размахом, неожиданным даже для Патриарших: здесь три отдельных пространства — кафе на первом этаже, ресторан и винный бар на втором, при этом кухней и баром заправляет целая команда специально приехавших в Москву итальянцев.

Архитектора Мауро Анджелини тоже выписали из Италии: он умело поиграл со светом и создал интерьер в духе экологического люкса. А главное — четко отделил все зоны друг от друга. Поэтому камин у него расположен не в ресторанном зале, где царствует блистающая никелированными поверхностями кухня от Андреа Виакава, а стал частью винной комнаты.

За стеклянным кубом винного шкафа спрятан закуток, где нет ничего, кроме самого камина, смахивающего на футуристическую лакированную буржуйку, и двух глубоких кресел. Можно выбрать глазами любую бутылку и указать на нее официанту.

Карта рассчитана на публику с финансами, бутылки дешевле 5000 р. встречаются крайне редко, в перечне много великих итальянских имен (Barolo Borgogno — 9900 р./0,75, Amarone della Valpolicella Cà Rugate — 7700 р./ 0,75 л) и французских терруарных вин (Mâcon-Verzé Domaine Leflaive — 5200 р./0,75л).

Erwin. РекаМореОкеан

Александр Раппопорт известен тем, что умеет вдохнуть жизнь в чужие умирающие проекты. Метаморфоза, случившаяся под его руководством с неудачным нордическим «Эрвином» — наглядный тому пример: там, где тосковала северная мгла, теперь жарят керченскую форель, коптят байкальского омуля, стругают на карпаччо сахалинских гребешков и разделывают ежей из Баренцева моря.

Еще удивительнее, что удалось сделать с холодноватым интерьером: люстры-осьминоги, торшеры-медузы, целый караван блестящих рыб, зависших под потолком, и бог Нептун в семейных трусах, грозящий трезубцем посетителям — всплеск искрометного китча полностью поменял визуальное впечатление от происходящего.

На самом деле, многое из того, что сегодня цепляет взгляд, досталось в наследство от прошлых декораторов. В том числе, и большая печь-камин, которая раньше торчала в самом центре зала в роли бесполезной северной символики. Теперь печь уютно окружили столами, а уходящую в потолок вытяжку завесили гирляндой, но главное — приспособили дорогостоящий агрегат к делу.

Отныне он не только согревает и радует глаз: по выходным на обед в нем варят уху и итальянский рыбный суп, для чего были специально закуплены сверкающие медью котелки. Важно отметить, что вытяжка у камина — мощнейшая, поэтому, даже если просидеть вблизи кипящих котелков весь день, все равно не будешь пахнуть, как рыбный прилавок.

Madame Wong

Madame Wong Дмитрия Зотова — это Азия, увиденная глазами иностранца, гонконгский бар, но с отсылкой к материковому Китаю и Японии, шикарный и заметно европеизированный. Интерьер, который сделала Наталья Белоногова, мастерски попал в нужную тональность. В пространстве только два цветовых пятна — искрящаяся светом гигантская открытая кухня с мощнейшими вок-станциями и газовый камин, стеклянным монолитом впаянный в простенок так, что кажется, будто синеватое пламя вырывается прямо из стены.

Все остальное погружено в сумерки с точечной подсветкой над столами и напрочь отрезано от бьющего с улицы неона железными цепями занавесок. Поэтому девушки, тщательно одевшись для свиданий, слетаются к камину, как бабочки на свет, чтобы их наряды не затерялись в полумраке. Настроившись на долгие посиделки у огня, стоит вспомнить о редких сортах японского пива и 14 видах саке, хранящихся в винном шкафу.

Кухня загадывает свои шарады: курица по-гонконгски (690 р./100 мл), копченая китайская капуста в воке (650 р.), глазированный в мисо палтус (1250 р.) и с десяток разновидностей дим-самов (от 340 р.), которыми здесь заняты повара-китайцы, подходят и тем, кто ходит специально на Зотова, и тем, кто ищет яркой и правдивой азиатской еды.

Жизнь Пи

Снаружи — типичный московский лофт, внутри — ветвящееся подземелье, где крепко спаяны в единое целое гигантские цветные коллажи, пестрые ширмы, лампы Эдисона, иллюстрации к «Камасутре», ротанговые кресла и ориентальные вещицы из антикварных лавок. Умышленно или нет, но создатели индийского ресторана «Жизнь Пи» сумели добиться совершенно галлюциногенного эффекта.

Чтобы дать отдых глазам, можно запереться компанией в отдельном каминном зале: в нем нет психоделической лиловой подсветки, и интерьер посдержаннее — скорее колониальный, чем этнический. Кожаные кресла цвета виски, чугунные батареи, резные столы — обложенный кирпичом камин с виньетками из гипса выглядит здесь настолько к месту, будто достался нынешним хозяевам от владельцев полотняной фабрики, построивших в начале прошлого века само здание.

Что касается кухни, то ей со дня открытия заправляет Раджандар Сингх, индийский повар с хорошей отельной выучкой. Цыпленок тандури (490 р.), пирожки самоса (290 р.) и всевозможные карри здесь такие же, как в туристических ресторанах на Гоа, без излишней пряности и остроты.

ZOO Beer&Crill

Интерьер для свежего проекта Аркадия Новикова делала Наталья Белоногова, ее стараниями здание полностью освободили от кабинетных ячеек ресторана «Нобилис», квартировавшего здесь ранее, перелицевали изнутри и снаружи и сложили заново.

В результате, в парадно-утилитарном интерьере ZOO сочетаются состаренный кирпич, тяжелые кованные детали, металлические балки и очень высокие потолки. Камин вписался идеально: пока в нем для антуража стоят свечи, эффектно отбрасывающие свет на облицованное красной плиткой каминное нутро, но как только зарядят настоящие холода, топить начнут по-настоящему.

За внимание публики столы у камина конкурируют с теми, что стоят рядом с открытой кухней, там тоже происходит много чего интересного: жара нагоняют мангал, дровяная печь и гигантский гриль. Когда за окном трещит мороз, логичнее всего брать блюда с огня: стейки (2200-300 р.) шашлыки (300 р.), хачапури (480-640 р.) и люля кебабы (400 р.).

Источник: timeout.ru

Комментарии
Комментарии