Книги о приемных детях

Тема усыновления в детской литературе не нова: кого только не усыновляли – от Оливера Твиста и Поллианны и от Маугли до Тарзана.
Книги о приемных детях

«Потому что жилище становится Домом только благодаря женщине или присутствию ребенка»

Тема усыновления в детской литературе, конечно, не нова, кого только не усыновляли – от Оливера Твиста и Поллианны до Катеньки Кандауровой из многими нами любимой трилогии Александры Бруштейн «Дорога уходит вдаль...».

И усыновителей огромное и весьма разнообразное множество, от вполне благообразных тетушек и дядюшек до страннейших созданий – можно вспомнить Маугли, усыновленного волками, и Тарзана, приемного сына обезьяны. Кстати, об обезьянах. Горилла в качестве новой мамы, удочерившей маленькую девочку из приюта, – это уже слишком, да еще если она носит одни только старые панталоны и работает на свалке. Именно об этом книжка шведской писательницы Фриды Нельсон «Меня удочерила Горилла» («Самокат», 2015, пер. К. Коваленко). Сначала Юнне такая новая мама ужасно не нравится, но в приюте еще хуже – там надо постоянно мыться и все время работать, а у мамы Гориллы зубы чистить не обязательно, и дырки на коленках ее совершенно не волнуют. А еще у нее такие мягкие и теплые объятия, что в них забываешь обо всех невзгодах и обидах. Так что возвращение в приют Юнну совершенно не радует. К счастью, девочка и ее приемная мама расстаются ненадолго.

Другая новая мама хотя и не так необычна, как Горилла, но все же не сразу завоевывает любовь новой дочки. В книге «Воскресный ребенок» немецкой писательницы Гудрун Мебс («Самокат», 2015, пер. В. Комаровой) маленькая героиня каждое воскресенье надеется, что за ней тоже придет новая и прекрасная мама – ведь других детей всегда забирают хотя бы на выходные. Но мама-Улла – совсем не идеальная, и на кухне у нее беспорядок, и шапка с помпоном смешная, и даже машины нет. Проходит немало времени, пока обе – Улла и ее воскресный ребенок – начинают понимать, что им друг без друга никуда, и просто воскресений им совершенно не хватает. Можно уже даже подумать об удочерении, ведь «удочерение – это самое‐самое‐самое лучшее, что только может быть на свете!» Тем более что молодой человек Уллы, Кристиан, тоже, оказывается, совсем не возражает против ребенка – так что теперь у маленькой девочки, у которой ничего, кроме игрушечного зайца, не было, появляются папа, мама и даже воскресный брат – «дурачок» Карли, которого никто раньше не брал даже на воскресенье.

Комментарии
Комментарии