«Не надо показывать горы трупов, максимум один страшный кадр»

Заслуженный учитель России Тамара Эйдельман — о том, как говорить с детьми о катастрофах и смертях.
«Не надо показывать горы трупов, максимум один страшный кадр»

В ночь с 13 на 14 ноября произошла одна из самых страшных террористических атак за всю историю Франции. В результате нескольких взрывов, расстрела посетителей ресторана, захвата и убийства заложников, по последним данным, погибли 132 человека. А в понедельник в школы всего мира пришли дети, и невозможно делать вид, что ничего не произошло. Тамара Эйдельман рассуждает о том, как говорить с детьми о катастрофах и смертях.

Мне кажется, что нет таких тем, на которые нельзя говорить с детьми. Травмировать их психику, конечно, не надо, но они живут в этом мире, поэтому говорить на сложные темы нужно обязательно. Только, как мне представляется, это нужно делать редко. Не из страха. Если каждый день из самых благородных целей начинаешь рассказывать про какие-нибудь ужасы, то возникает естественная психологическая реакция.

Человек не может все время такое воспринимать, мы это знаем по себе. Когда мы без конца видим в новостях трупы, то мы сначала пугаемся, а потом перестаем.

Возникает или нежелание это знать, или своего рода циничное противодействие. Поэтому, если что-то ужасное происходит, это надо обсуждать в исключительных случаях.

Я, к сожалению, не имела возможности обсудить трагедию с российским самолетом, потому что тогда начались каникулы. Но мы с учениками всегда обсуждаем политические новости в письменном виде. Когда дети получают письменный вопрос, это, на мой взгляд, облегчает их восприятие. Точно так же мы будем обсуждать то, что произошло во Франции. После теракта, связанного с Charlie Hebdo, мы обсуждали его со старшеклассниками. В каждом классе на это был выделен урок. Дети знали о том, что произошло, но мы говорили о том, о чем говорили все: правильно ли поступил журнал Charlie Hebdo, можно ли публиковать такие карикатуры, можно ли убивать за карикатуры. После обсуждения дети выполняли письменную работу.

Иногда — где-то раз в год, два раза в год — можно, мне кажется, устроить такой эмоциональный удар. У нас, скажем, в школе была выставка, посвященная Освенциму. Ее подготовили сами дети вместе с учителями и сами же водили экскурсии.

Комментарии
Комментарии