Екатерина Кронгауз о своей книжке для тех, кто запутался в теориях воспитания

Журналист Екатерина Кронгауз  разбирается с  советами бабушек, спорами мамочек в  интернете, современными веяниями вроде «Боевого гимна матери-тигрицы» и  личным опытом.
Екатерина Кронгауз о своей книжке для тех, кто запутался в теориях воспитания

Сначала ты завела в фейсбуке родительское сообщество Momshare, затем провела несколько круглых столов на тему воспитания, создала школу бебиситтеров, теперь, наконец, написала целую книгу. Видимо, тебя категорически не устраивает то, как устроено материнство в нашей стране, и ты хотела бы его как-то перепридумать?

Вообще, это было бы неплохо. Пока что у нас чаще всего встречаются две крайности. Первый стереотип такой: женщина — это мать, мать — это жертва, жертва — это страдание. Женщине не нужно работать, ей необходимо посвятить себя детям. А если это мать-одиночка, которая работать вынуждена, то тогда она должна все время мучиться и чувствовать, что чего-то детям недодает. В ответ на эту крайность появилась противоположная концепция, когда жизнь матери с рождением ребенка не меняется вовсе. И я знаю множество девушек, которые в роддом поехали из офиса, на следующий день после родов работали, а через два дня уже были на вечеринке. Мне интересно то, что посередине.

Мне кажется, что адекватные родители не принадлежат ни к одной из этих крайностей. Они не считают, что дети сами вырастут как-нибудь, но и не пытаются покрепче привязать их к себе слингом и бросить ради них работу и остальные дела. Они стараются жить с детьми так, чтобы все получали от этого свое удовольствие. Это звучит немного скучно, но, по-моему, нам сегодня такого обычного и не хватает — когда и с детьми тебе классно, и без детей тоже.

«Я плохая мать? И 33 других вопроса» — это не привычная книга для родителей, когда некий эксперт-психолог рассказывает о воспитании детей от нуля до трех лет. Ты просто делишься своим частными переживаниями и соображениями относительно материнства. Зачем кому-то такое читать?

Тема детей и их воспитания до последнего времени была нишевой и специальным образом окрашенной. Об этом разговаривали мамы во всяких сообществах «овуляшек», «кесарят» и «сисечников». А языка, на котором об этом можно было бы говорить публично, не существовало.

Комментарии
Комментарии