«Делать уроки с детьми — прижизненное воздаяние за грехи»

Журналист и отец пятерых детей развеивает миф, что хождение на родительские собрания и «домашка» — это удел мамы.
«Делать уроки с детьми — прижизненное воздаяние за грехи»

Кирилл Михайлов — журналист и отец пятерых детей — развеивает миф, что хождение на родительские собрания и «домашка» — это удел мамы, и рассуждает о том, как от поведения родителей зависит способность ребенка адаптироваться в обществе.

Постановка звучащего порой вопроса — «а должен ли отец участвовать в школьной жизни ребенка?» — признаться, кажется мне странной. Вроде как считается, что это епархия мамы: делать с ребенком уроки или обсуждать на родительских собраниях кулер и занавески в классе. Но это все равно, как всерьез обсуждать, должен ли мужчина спать у стенки, или все-таки более мужественно будет спать c краю. Просто, когда мы все учились в школе (нас три брата и две сестры), на все собрания ходил наш папа, а иногда еще делал с кем-нибудь уроки — такое прижизненное воздаяние за прегрешения.

Я тоже бывал на родительских собраниях и ни разу не оказался там единственным папашей. Но дело не в этом. У нас за последние полвека деревня переехала в город, а у женщины в этой новой жизни появились социальные шансы, которых у нее никогда прежде не было: получить хорошее образование и сделать карьеру. И вот интересный парадокс: женщина может обеспечивать свою семью, но при этом сохраняются старые полоролевые стереотипы.

Например, что школьные проблемы — это удел женщины, а мужчина приходит домой с работы, ест и смотрит телевизор.

Про одну некогда юную прокремлевскую активистку уже давно гуляет острота, что можно вывезти девушку из деревни, но невозможно вывести деревню из девушки. Если для многих городских людей проблема распределения по половому признаку ролей в воспитании ребенка до сих пор актуальна, значит это какой-то очень консервативный механизм.

Лет десять назад в Германии (а с тех пор я не интересовался) мне рассказывали, что один из обсуждаемых вопросов в обществе — увеличение количества детских садов. Логическая цепочка здесь простая: раз мало садов — женщины должны несколько лет сидеть с ребенком, жертвуя карьерой, поэтому сильно увеличивается возраст рождения первого ребенка, ну и снижается рождаемость. А почему же садов мало? А потому, что в немецком обществе есть такой тихий неартикулированный консенсус: младенца должна воспитывать мать, а не детский сад.

Комментарии
Комментарии