«Наша школа должна быть, как Карфаген, разрушена»

Илья Клишин — о том, что школа, где не учат критическому мышлению, не имеет права на жизнь.
«Наша школа должна быть, как Карфаген, разрушена»

Мы часто пишем о необходимых изменениях в российской школе. О том, что нужно улучшить, поправить или дополнить. Но все чаще звучат сомнения, возможно ли реформировать современную школу, не изменяя ее базовых принципов. Главный редактор сайта телеканала «Дождь» Илья Клишин уверен, что России нужна новая школа, где учеников прежде всего научат мыслить свободно и критически.

О том, что в принципе надо мыслить независимо, то есть критически, знали еще и философы Древней Греции. Но это в теории, на практике же афиняне казнили Сократа, одного из лучших своих сограждан, за оскорбление, скажем так, чувств верующих.

Любопытно, что потребовались двадцать пять веков, чтобы философия, воспевающая рациональность и народное образование, наконец встретились в классной комнате.

Только в 80-е годы прошлого века американские педагоги внедрили в начальную школу технологию «Развитие критического мышления через чтение и письмо» (Reading and Writing for Critical Thinking).

В ее основу легли идеи Карла Поппера и Ричарда Пола, а также теория швейцарского психолога Жана Пиаже об этапах умственного развития ребенка.

По мнению Пиаже, ребенок в возрасте от 7 до 11 лет находится в подпериоде «конкретных операций», то есть он понимает, например, что значит «отнять мяч», но не может абстрактно осознать концепцию «отнятия» как такового.

Поэтому, настаивают авторы методики, важно именно в этом возрасте заложить основы критического мышления, пока ребенок наиболее уязвим для пропаганды любого сорта.

В России эти педагогические наработки появились только в самом конце 90-х годов, и сейчас, если судить по публикациям на площадках для учителей (nsportal.ru, «Педсовет» и газета «1 сентября»), многие прогрессивные педагоги их применяют в работе преимущественно в третьем и четвертом классах. Некоторые наиболее смелые даже прямо пишут, что невинные, на первый взгляд, обсуждения вроде «может ли ветер разрушить горы» имеют отложенный эффект и помогают развитию демократии и гражданского общества. Может, оно так и есть, но, во-первых, это лишь эксперименты отдельных учителей, а во-вторых, не совсем ясно, сколько именно нужно ждать.

Комментарии
Комментарии