Как LEGO бросает вызов традиционной модели образования

Система образования и сами родители спешат усадить ребенка за парту как можно раньше, упуская те возможности, которые дарит игра.
Как LEGO бросает вызов традиционной модели образования

В попытках подготовить своих детей к жизни в мире, построенном на конкуренции, родители зачастую «выдавливают» из их расписания игры, недооценивая их роль в развитии ребенка. Между тем в образовательном фонде LEGO уверены, что игра может дать очень многое образованию ребенка, и пытаются эту теорию доказать научно. К эксперименту подключились и крупные вузы, среди которых Кембридж, Гарвард и Массачусетский университет технологий.

Система образования да и сами родители спешат усадить ребенка за парту как можно раньше, упуская те возможности, которые дарит игра: развитие творческих способностей, навыки принятия решений и эмпатию.

«Наша миссия — бросить вызов нынешнему положению дел с помощью переосмысления игры в контексте обучения», — заявил недавно глава образовательного благотворительного фонда LEGO Ханне Расмуссен.

Часть этой миссии включает в себя инвестирование четырех миллионов фунтов стерлингов в «Профессорат LEGO» в университете Кембриджа и поддержку аффилированного Исследовательского Центра, изучающего роль игры в образовании, развитии и обучении. В исследованиях программы принимают участие Гарвард, Массачусетский технологический университет и несколько других престижных учебных заведений. Цель программы — предоставить неопровержимую научную подоплеку образовательной ценности игры, которая поможет фонду заручиться достаточным количеством доказательств в поддержку кампании.

Расмуссен вспоминает, что в 70-х годах ХХ века в Дании (а LEGO — датская компания) у детей было больше времени на игры. У них не было такого неподъемного количества занятий, которые засоряют убористое расписание современных детей. «Мы сами занимали себя, взаимодействуя друг с другом, учились с помощью игр и развивались в разных направлениях, — рассказывает Расмуссен. По всему миру родители тратят кучу энергии, делая все, что, по их мнению, нужно для благополучия ребенка, и игры не входят в этот список, потому что родители не понимают, какой у них потенциал».

Проблема, по мнению Расмуссен, в том, что на фоне экономического развития и конкуренции, у родителей возникает гипертрофированная обеспокоенность за будущее своих детей. Ими движет страх, что ребенок будет не востребован и не сможет найти работу. В такой ситуации родитель думает: «Я хочу, чтобы у моего ребенка была работа, без работы нет в жизни счастья, так что же мне делать, чтобы подготовить его к этой суровой жизни?». И ответ чаще всего приводит к тому, что ребенка загружают занятиями, направленными на развитие специфических навыков. Причем все раньше и раньше.

LEGO различает пять типов игр: подвижная игра, игра с символами, игра с правилами, игра с предметами и игра-перевоплощение — каждый тип развивает определенные навыки. Даже игры с применением технологий — источник одновременно вины и передышки для большинства родителей — могут быть полезными, если речь идет о взаимодействии с технологиями. Упомянутые выше пять типов игр описал в своем докладе «Важность игры» профессор Кембриджского университета Уайтбред.

Подвижный тип игры способствует развитию всего тела ребенка, координации в системе «глаз-рука», физической силы и выносливости.

Игра с предметами, помимо сенсорно-моторного развития детей в раннем возрасте, способствует их знакомству с окружающей реальностью и с тем, как взаимодействуют в ней объекты. Она включает в себя аспект подвижности и социодраматический контекст. Проще говоря, строя башенку из кубиков, ребенок одновременно с этим придумывает историю, развивая навыки повествования. Играя с предметами, дети ставят перед собой цели и задачи и достигают их, развивая «возрастающий репертуар когнитивных и физических навыков и стратегий».

Игра с символами подразумевает огромный багаж символических систем, разработанных человечеством: язык, числа, изображения, музыка и так далее. В течение первых пяти лет жизни дети учатся распознавать и осваивать эти системы. Включение их в игру поддерживает развитие способностей ребенка к осознанию и выражению своих эмоций, идей и постоянно обновляющегося опыта.

Игра перевоплощений или социодраматическая игра. Данный тип игры чаще всего характеризуют как «свободную игру». «Парадоксально, — пишет Уайтбред, — но многочисленные наблюдения показали, что на самом деле именно этот тип игры требует от ребенка самоограничения. В процессе игры перевоплощений дети вынуждены соблюдать социокультурный кодекс, регулирующий статус персонажа, которого они изображают. Таким образом, этот тип игры способствует развитию социальной ответственности».

Игра с правилами — для детей в раннем возрасте они неразрывно связаны с подвижными играми: прятки, салочки, вышибалы и так далее. По мере того как ребенок взрослеет, игры с правилами приобретают все более интеллектуальный (настольные игры) и спортивный характер, и их роль в развитии ребенка вполне очевидна. Постигая правила игры, дети учатся целому набору социальных навыков: делиться, соблюдать очередность, наблюдать, оценивать возможности, как собственные, так и партнеров, выстраивать стратегию.

Поспешность, с которой родители и государственная система образования стремятся усадить ребенка за учебники, отправляя игру на периферию под смутным названием «свободное время», крадет у ребенка не только счастливые годы детства, но и бесценный опыт. Надо понимать, что этот опыт не устаревает в отличие от методик традиционного образования. Игра точно так же способствует формированию личности, как и знания. Наряду с профессионализмом в человеке ценятся, например, предприимчивость и общительность, которые едва ли можно «вычитать» в учебнике по математике. Игры, помимо всего прочего, воспитывают в ребенке непосредственность. Грубо говоря, человек, который не играл в детстве в подвижные игры и игры перевоплощений (ну, скажем, пантомима), в подростковой и взрослой жизни, вероятно, будет испытывать неловкость и стресс в ситуациях, когда ему нужно будет себя каким-то образом презентовать.

Фонд LEGO пока что не предлагает никаких конкретных решений по интеграции игрового обучения в образовательную программу начальных классов. Деятельность фонда сейчас направлена в первую очередь на подготовку доказательной базы. Исследовательский центр Кембриджа будет вести наблюдение за тем, как игры соотносятся с другими аспектами раннего развития детей и что происходит с мозгом во время игры. Как считает Расмуссен, только при наличии научных доказательств влияния игры на развитие ребенка, можно попытаться убедить родителей и политиков в необходимости игрового обучения. Хотя и это, впрочем, не вопрос отрицания важности содержания консервативного образования, а скорее его формы.

Источник: Мел

Комментарии
Комментарии