Как «Артек» реабилитирует слово «лагерь»

Директор «Артека» Алексей Каспржак — об идеальной школе, форме от Bosco и плюсах лезгинки.
Как «Артек» реабилитирует слово «лагерь»

Все знают, что такое «Артек». Отдать ребёнка на один из летних месяцев в самый популярный детский лагерь мечтает каждый родитель. Директор «Артека» Алексей Каспаржак рассказал «Мелу», как эту мечту осуществить, каким образом в «Артек» попадают вожатые и учителя, а также почему в лагере дети не только отдыхают, но и учатся с удовольствием.

К слову «лагерь» мне пришлось привыкать, потому что определённая негативная историческая коннотация у этого слова, несомненно, существует. А за рубежом значительно проще к этому относятся. И мы вместе с международным лагерным сообществом продвигаем идею лагеря как современного образовательного института, развиваем EduCamp (в буквальном переводе — лагерное образование, это вполне устоявшийся в отрасли термин) как важный модуль системы образования. «Артек», как и любое образовательное учреждение, — институт социальной диффузии. Дети сюда попадают разные, многие со стремлением выделиться во время смены — одеждой или привычками.

Мы хотим, чтобы для артековцев способом выделиться и заявить о себе были работа ума и проявление личных качествЧтобы на первый план выходили их действия, а не только внешние особенности. Поэтому нужна форма — она концентрирует внимание на сути.

Часто под формой понимается что-то унылое, а в «Артеке» форма модная: её, как и олимпийскую, разработала Bosco. Форму совсем скоро начнут продавать всем желающим в магазинах сети за пределами «Артека». При этом в лагере она выдаётся бесплатно, но только на время смены. Мы её не дарим, потому что по факту эта форма нам не принадлежит, мы покупаем комплексную услугу, в которую включены пошив формы, чистка, стирка, глажка, экипировка. Сейчас у нас создаётся экипировочный центр, где с детьми будут работать, как со спортсменами на Олимпиаде.

В образовательном центре нет ничего, что было бы неважно с точки зрения образования. У нас дети складывают свою одежду в пакет для того, чтобы её постирали, а значит, когда ребёнок во взрослой жизни попадет в отель, он не будет спрашивать, что такое laundry.

Об инновациях в образовании

Я вырос в учительской семье и с детства был участником педагогических дискуссий: сначала как ученик, потом как педагог. Давайте, наконец, честно скажем, что 11 лет, проведённых детьми в школе, не должны целиком сводиться к сдаче ЕГЭ. Нельзя столько времени тратить на формулирование ответов на тривиальные вопросы. ЕГЭ — нужный инструмент, но не самоцель. И беда в том, что при декларации умений и навыков XIX века, компетентностного подхода, ЕГЭ всё равно проверяет только лишь предметные знания.

Сейчас много хороших школ, где есть адекватный родитель как партнёр, где есть театр, журналистика, телевидение, студии, в которых дети занимаются лепкой или мозаикой, как у нас, ходят в экспедиции, моделируют ракеты. Но всё это находится за пределами общеобразовательного стандарта и реализуется либо за счёт волонтёрства, либо за счет дополнительного финансирования родителями, да ещё «съедает» очень много времени.

В итоге мы получаем ребёнка, измурыженного уроками, который с трудом находит в себе силы заняться тем, что ему по-настоящему интересно.

Наша идея в том, чтобы всё дополнительное образование, реализованное в адекватных формах, включить в общеобразовательный стандарт. В этом году в порядке эксперимента мы начали отрабатывать собственную новую технологию сетевых образовательных модулей — СОМ. В её основе интеграция возможностей школы, дополнительного образования и детского лагеря. Мы вывели образовательный процесс за пределы стен школы. Историю дети изучают в Севастополе и Херсонесе, биологию и географию в Мраморных пещерах, Никитском Ботаническом саду, форелевом хозяйстве и на виноградниках Массандры, литературу — в гурзуфских музеях Пушкина и Чехова. Мы заменили контрольные работы и тесты презентациями индивидуальных и коллективных проектов в лагерных делах.

Нам удалось соблюсти требования образовательного стандарта с точки зрения объёма предоставляемой услуги, выйдя из школы в другое пространство, которое обогащает процесс и ориентируется не только на предметное содержание обучения, но и на практическое использование знаний. Обучаясь по этой модели в «Артеке», дети решают реальные жизненные задачи, а не примеры из учебника. В реализации программ нам оказывают помощь более 50 тематических партнёров, ресурсно- и человечески обогащающих наш опыт. С детьми работают художники «РОСИЗО», космонавты в смене «Роскосмоса», работники «Почты России», специалисты МГТУ им. Баумана. Они обеспечивают самое современное предметное содержание образования с точки зрения науки и производства.

Так в «Артеке» решаются и важные профориентационные задачи: лагерь выступает площадкой первой пробы новогоПочему сейчас этого никто не делает? Есть «основное» образование, а есть «дополнительное». Кто дал такие названия? Кто сказал, что одно обязательное, а другое что-то дополняет? Мы же все понимаем, что образование, скорее, случается, это вопрос стихийный, по сути зависящий не от темы урока, а от ситуации, от встречи Ребёнка с Личностью.

Образование происходит в насыщенной среде и наше дело — эту среду создать. Кроме того, сегодня это нельзя тарифицировать и оплатить внутри норматива, который выделяется на реализацию общеобразовательного стандарта. Почему у нас сейчас большие школы? Потому что за счёт эффекта масштаба создаётся дополнительный ресурс. Нам же, Артеку, говоря по секрету, даже учителей-предметников нужно меньше.

Опора на квалифицированного учителя себя не оправдала, потому что квалифицированных учителей в таком масштабе найти невозможно, это вообще ремесленная профессия, и ничего страшного в этом нет. Я уверен: под нынешнюю систему просто необходимо подложить технологию, тогда возникнут совершенно другие способы взаимодействия учителя и ученика.

О конкурсе «Живая классика»

Мы пытаемся сделать чтение модным: проводим конкурс «Живая классика», который имеет аудиторию четыре миллиона детей — они читают любимые произведения, выходящие за пределы образовательной программы. По планам оргкомитета конкурса, скоро они сами начнут сочинять, и это станет действием, достойным уважения сверстников.

Детям менее важно, похвалила их Мария Ивановна или не похвалила. Главное — чтобы они были крутыми в кругу сверстников.

Сделать так, чтобы в этой самой тусовке было модно читать и писать, — вот настоящая задача. Мы просто обязаны добиться того, чтобы деятельность, которой занимается ребёнок, позиционировалась как деятельность современного успешного человека. Обращаю внимание — успешного и современного: читать круто, через это мир открывает себя по-новому, а говорить о литературе с другими — удовольствие.

О задачах школы

Школа, как и любой образовательный институт, — это место, где ребёнок должен научиться ошибаться, где он должен понять, чем ему в жизни заниматься. Знаете, в Британии в разных школах преподаются разные предметы, но спорт есть всегда. Думаете, чтобы быть сильным и здоровым? Нет.

Спорт учит человека проигрывать, а это умение очень важно в воспитании человека.

Не будет уметь проживать ошибку — в дальнейшем он будет заниматься нелюбимым делом, которое ему выбрали родители, жену и детей бить начнёт, спиртное употреблять. Просто оттого, что он по жизни несчастный человек. Давайте создавать для учеников самые разные пробы, чтобы они нашли себя и вышли из образовательной системы уверенными в себе. Если человек ничего не преобразует вокруг себя, зачем он нужен?

Об отборе вожатых и учителей

У нас заключены договоры с большим количеством разных вузов, причём не только педагогических. Если у студентов и выпускников есть желание поработать, наши методисты и психологи устраивают выездные конкурсы, собеседования. Затем будущие вожатые приезжают в нашу «Школу педагогических работников» и проходят обучение в течение месяца-двух. Что касается учителей, то их мы отбираем не в вузах, а среди практикующих педагогов. «Артек» сейчас и в дальнейшем будет находиться в поиске хороших кадров. Знаете, я уверен, что и с точки зрения вожатого, учителя, любого специалиста, работающего с детьми, работа в лагере временная. Она очень энергозатратна. И либо ты вкладываешь самого себя, либо работаешь плохо. Учитывая, что смена длится 21 день, а за ней новый 21 день, и новый, и новый, получается, что сил требуется очень много.

Я считаю нормальным, если человек приезжает работать в лагерь на два-три дня. Всё, что растягивается на десятилетия, сильно теряет в качестве.

За прошедшие два года школа «Артека» получила лицензию на осуществление образовательной деятельности, мы успешно прошли аккредитацию в соответствии с российскими образовательными стандартами, привезли учителей, среди которых много сильных молодых специалистов. Иногда, бывает, даже не всегда на первый взгляд понятно, кто перед тобой: маленький вожатый или большой ребёнок, взрослый вожатый или молодой педагог. Самую большую репутационную проблему мы испытываем из-за распределения путёвок в регионах. Обеспечить на местах прозрачность, которая подкрепляет ценность поездки в «Артек», очень сложно.

Как попасть в «Артек»

Более 95% путевок в «Артек» даются детям бесплатно в качестве поощрения, меньше 5% — коммерческие, которые раньше были инструментом привлечения в лагерь детей из-за рубежа. Сейчас мы уже имеем возможность в рамках поощрения за счёт средств российского бюджета пригласить в лагерь иностранных ребят из числа тех, кто хорошо себя проявил на международных конкурсах, организованных Россией.

Как получить бесплатную путёвку? Есть два направления распределения: региональные квоты и тематические партнёры. В первом случае региону пропорционально численности проживающих в нём детей даётся квота, и по заданным общим принципам (открытости, прозрачности и поощрения за достижения в спорте, учёбе, искусстве и общественной деятельности) регион продумывает свою систему отбора и поощрения детей путёвками. Тематических партнёров меньше: это организации, которые реализуют в «Артеке» образовательные программы по своему профилю и проводят крупные состязания, например, всероссийский конкурс «Живая классика» или общероссийскую олимпиаду по космической тематике. Пропорционально численности участников этих конкурсов, как и в случае с регионами, им выдаётся количество путёвок, которыми поощряют победителей.

Самую большую репутационную проблему мы испытываем из-за распределения путёвок в регионах. Обеспечить на местах прозрачность, которая подкрепляет ценность поездки в «Артек», очень сложно. Периодически происходят ситуации, повлиять на которые лагерь физически не может. Ведь лагерь вообще не распределяет путеёки, мы можем только продать платную, причём только в случае, когда накануне смены фиксируется невостребованный фонд. То есть платные путёвки — это своего рода демпфер, чтобы избежать пустых мест. Примерно за 10 дней до смены мы даём в открытую продажу немного таких путёвок, их расхватывают, как горячие пирожки. Цена фиксированная — 65 тысяч рублей за 21 день, столько же платит и государство.

Проблема, преследующая «Артек» с советских времён, — людям непонятно, что делать, чтобы сюда попасть. Мы понимаем, что пока это наша ахиллесова пята, но мы это преодолеваем.

Мы разработали прототип системы поощрения путёвками, которая должна обеспечить понятную всем логику отбора и прозрачность самой процедуры.

Это информационная система, главная задача которой дать возможность каждому инициативно вносить данные своего портфолио на наш сайт (отсканированные или сфотографированные дипломы, медали, благодарственные письма и так далее) и потом гарантированно участвовать в конкурсном отборе. Кстати, получается огромный массив данных для анализа образовательных процессов в стране и для верификации подаваемых данных — мы будем вносить в базу всех, кто уже приезжал в «Артек».

Мы апробировали эту систему в апреле на Московском международном салоне образования, отобрали трёх детей, убедившись в итоге, что среди них нет ни одного случайного. Например, один из ребят — победитель европейских соревнований по фигурному катанию. У него миллион регалий, но в действующую систему сегодняшнего отбора не попадал, несмотря на свои незаурядные достижения. Новая разработка «Артека», как видите, устранила эту ошибку.

Если ребёнок один раз к нам попал, у него начинается болезнь «хочу в Артек», потому что лагерь засасывает: у нас он делает, что ему нравится, а взрослые ему помогают. Это особенно ценно, поскольку в большинстве образовательных институтов есть дисбаланс: взрослые предлагают одно, а ребёнок хочет заниматься другим. Когда же интересы сходятся хотя бы на уровне формата (сойтись на содержании очень сложно), результат получается впечатляющим.

О лезгинке и Крыме

Атмосфера у нас очень дружелюбная, инциденты происходят редко. Последний произошёл из-за родителей, в голове которых засела бытовая ксенофобия: папа русского мальчика позвонил с требованием отселить своего ребёнка от дагестанских ребят, потому что те якобы ведут разговоры на неприличные темы. Заметьте, не матом ругаются, а разговаривают на неприличные темы. Но что такое неприличные темы? Должен ли вопрос отношения полов интересовать ребёнка? В этом возрасте все об этом разговаривают.

Разобравшись в ситуации, мы встали на сторону дагестанцев. Наша позиция однозначна: в нашей стране все равныС другой стороны, есть очень приятные примеры. Выходишь на Костровую площадку, а там ребята из Северного Кавказа учат ребят из центральной России танцевать лезгинку. Это дорогого стоит.

О значении бренда «Артек»

У нас рай на земле, у нас всё есть: солнце, море, горы, парки, исторические артефакты и, конечно, пассионарный артековский дух. В части жизнеобеспечения в период перебоев с электричеством у нас генераторы в сутки сжигали до 20 тонн дизеля, причём мы обогревали электричеством половину соседнего Гурзуфа. Мы сами добываем и очищаем воду.

«Артек» — важный флагманский гуманитарный проект, который открывает Крым для ребёнка с континентальной РоссииВ этом году к нам приедут от оной до полутора тысяч детей из других стран. И каждый из этих детей и их родителей негласно признает Крым в составе России. Слово «Артек» должно стать символом детского счастья и политики государства в отношении детей — тем самым мы восстановим тот имидж, который когда-то существовал.

«Артек», каким мы его видим, это в каком-то смысле модель идеального государства: там звучит и русская, и украинская музыка, которую любят дети, например, «Океан Эльзы». Помните, как писал Маяковский? «Я — Поэт. Этим и интересен».

«Стать автором своей жизни»

Мне близки слова, произнесённые Юрием Лотманом: «В лоне текста рождается авторство». Очень важно, чтобы человек был автором своей жизни. Поощряя его путёвкой в «Артек», мы поощряем его труд. Странная штука, но у нас в системе образования очень мало инструментов поощрения собственных усилий, которые не зависят от обстоятельств. На мой взгляд, именно путёвка в «Артек» должна играть такую роль.

Источник: Мел

Комментарии
Комментарии