Домашнее обучение: 6 тезисов в его пользу

Шесть тезисов о школе, опровергнутые опытом семейного образования.
Домашнее обучение: 6 тезисов в его пользу

Когда я сообщила знакомым в социальных сетях, что мой сын больше не будет ходить в школу, нашлось немало людей, искренне испугавшихся за ребёнка. Не помогли даже уверения в том, что он получит все необходимые знания и аттестаты. Как же он будет без школы? Как научится общаться, учиться, быть самостоятельным? «Испортишь пацану жизнь» — говорили они и даже немного заразили своей тревогой.

Однако, после окончания четвертого класса мой одиннадцатилетний Сашка перешёл на семейное образование и в первые же месяцы учёбы вне школы, опроверг всё, что пророчили беспокойные взрослые.

Школа учит самостоятельности

На самом деле нет. Ни одного самостоятельного решения не мог принять мой сын на наших домашних занятиях. С какого предмета начать, каким способом решить задачу, какое стихотворение учить. Он вообще был крайне удивлён, что от него требуются какие-то решения. В школе же нужно было только сидеть, слушать и выполнять указания. В этом, по его мнению, и состоял процесс обучения. Пришлось переучиваться. Это теперь он может сам составлять своё расписание, искать информацию, конспектировать так, как удобно и разрабатывать собственный план по закреплению полученных знаний. И никакой заслуги школы в этом, конечно, нет.

В бытовом плане самостоятельность тоже начала проклёвываться только в этот год.

Не будет ребёнок сам готовить одежду с вечера, заводить будильник и аккуратно собирать портфель, если он ну совсем не хочет идти в эту проклятую школу

А если нужно идти в поход с родителями или на каток с друзьями — тогда будет. Самостоятельные решения и действия появляются, только если у человека есть заинтересованность. В то время как школьные занятия, как правило, интересуют всех, кроме ученика.

Школа учит командной работе

Умение работать в коллективе, распределять обязанности, попробовать себя и в роли лидера и в роли ведомого — это чрезвычайно важно. Поэтому я очень обрадовалась, когда руководитель журналистского кружка, куда ходит мой сын, сообщил, что Сашка включён в команду для участия в областном фестивале детской прессы. Я обрадовалась, а он пришёл в ярость. Он не хотел участвовать в этом наотрез, и был очень зол. Потребовалось несколько часов доверительных бесед, чтобы выяснить причину такой реакции. И причиной этой был панический страх неудачи.

«Если я сделаю что-нибудь не так, я подведу всю команду. Тогда они меня просто заклюют. Каждый день будут напоминать, как я облажался и никогда больше не захотят общаться со мной. Я готов участвовать в конкурсах, где я буду один сам за себя. А вместе с командой — никогда». Вот такие выводы о коллективной работе сделал мой ребёнок, поучившись в начальной школе. Не думаю, что он сам становился объектом травли в команде, но наверняка неоднократно наблюдал такое со стороны. Конечно в этом вина и недосмотр учителя.

Вместо того, чтобы научить командной работе, школа научила его бояться коллективной ответственности

Мне удалось уговорить сына принять участие в фестивале. Они даже выиграли какие-то призы, а ребёнок наконец убедился, что команда нужна не для того, чтобы травить неудачников.

Без учителей-предметников со сложными науками не справиться

Вот об этом спрашивал, пожалуй, каждый взрослый, услышавший о семейном образовании: «Пятый класс ещё ладно, а как ты будешь учить его в старших классах, когда начнётся химия, физика, информатика?» И этот вопрос уже многое говорит нам о школе. У людей нет никаких сомнений, что я ничегошеньки не поняла в этих предметах, когда училась сама. А если и поняла, то точно не запомнила. Потому что это никто не запоминает. Более того, откуда-то взялось мнение, что программу, которую должен освоить школьник, не сможет освоить взрослый.

Да, в школе много учителей, но это не значит, что они смогут дать больше знаний

Потому что у каждого из этих учителей есть много учеников. Куда проще нам с сыном вместе почитать учебник и разобраться во всём, чем школьному учителю разобраться в каждом ребёнке и найти индивидуальный подход.

Школа дисциплинирует

Собраться, отложить игры, сосредоточиться и взяться за дело без пинков и напоминаний? Легко. Теперь легко, когда ребёнок знает, что ему нужно прочитать два параграфа, посмотреть два видео-урока и всё законспектировать, прежде чем он сможет сесть за компьютер.

Когда от его внутренней дисциплинированности реально что-то зависит, тогда она и появляется на свет

А в школе было всё наоборот. Дисциплина — это значит сидеть, молчать, не бегать по коридорам, выполнять указания. Нет никакой необходимости ребёнку заставлять себя работать и «включать мозги», когда кругом куча взрослых готовых заставлять его. Система вечных указаний и требований хорошо развивает умение подольше отлынивать от работы. А послушание и смирение на самом деле не имеют ничего общего с настоящей дисциплинированностью.

Ребёнок, не посещающий школу, будет чувствовать себя ущербным

Да, нашлись люди, действительно считающие так. Но, достаточно просто представить себя пятиклассником, которому разрешили никогда больше не ходить в школу, чтобы понять — это не ущербность, это привилегия. Сашка с удовольствием рассказывает ребятам из кружка и товарищам по он-лайн играм, что он не ходит в школу. И все они по-доброму завидуют.

Когда мы оказывались в здании какой-нибудь школы, мой сын смотрел на детей кругом с глубоким сочувствием. И абсолютно каждый раз говорил: «Как же хорошо, что я больше сюда не хожу».

Знания в полном объёме можно получить только в школе

Признаюсь, я тоже так считала и переживала по этому поводу. У детей в школах очень большая нагрузка — пять-шесть уроков каждый день и столько же домашних заданий. Готовит всё это целая команда профессиональных учителей, как же мы сможем справиться с таким объёмом?

С опытом семейного образования появилось понимание, что большая часть школьного времени тратится впустую

Во-первых, учитель в школе вынужден талдычить одно и то же снова и снова до тех пор, пока тема урока не дойдёт до каждого ученика в классе. Отряд движется со скоростью самого медленного бойца. Дети, которые поняли всё сразу, остальное время просто пережидают. Во-вторых, много времени учителя тратят на поддержание дисциплины и внимания всего класса. Опросить и вызвать к доске тоже нужно каждого, пока скучают остальные.

И в-третьих, сама система дробления темы на множество кусочков-уроков вынуждает школьников много раз проходить заново уже пройденный материал. Попробуй-ка на третьем уроке в среду вспомнить, что там проходили на первом уроке в понедельник. Приходится всё повторять, чтобы двигаться дальше. Дома же мы имеем возможность взять и посвятить две недели изучению, скажем, обыкновенных дробей, не отвлекаясь на географию или русский язык.

Когда тема изучается целиком и ребёнок видит общую картину, тогда отдельные части этого целого запоминаются быстрее и легче

В общем, времени на учёбу мы тратили меньше — в среднем по три часа в день и уже к концу апреля весь материал был освоен. Что же касается качества этих знаний — тринадцать экзаменов за десять дней подряд, без времени на подготовку или отдых, без натаскивания на конкретные тесты и контрольные, без знания требований конкретного учителя — Сашка сдал всё достаточно легко. И официально перешёл в шестой класс.

Первое сентября в этом году впервые ничем не пугает ни меня ни сына. Потому что, избавившись от школы, он наконец-то обрёл главное умение, которое поможет ему во всём — умение учиться.

Источник: Мел

Комментарии
Комментарии