Что больше всего бесит в каждом школьном предмете

Зубрёжка, голые формулы, бесполезные названия и еще многое, что давно пора починить.
Что больше всего бесит в каждом школьном предмете

Школьные уроки оставляют после себя не только знания, но и воспоминания о том, как невыносимо сидеть 40 минут за партой, высчитывая что-нибудь столбиком. И счёт в столбик, вероятно, ещё не самое страшное, с чем можно столкнуться. Любой предмет из школьного расписания может предложить что-нибудь, что будет бесить до окончания школы, а после — вспоминаться с тоской.

История: зубрёжка

На дом обычно задают просто вызубрить параграф из учебника. Вообще, всё надо зубрить. Даты, имена, документы. История становится свалкой бессмысленных и несвязных фактов. В итоге человек вырастает, запомнив на всю жизнь дату битвы при Калке (1223 год), но так и не поняв, что ему делать с этой информацией.

Английский язык: нудные темы

Посмотрите, из каких тем состоит учебник английского: история Великобритании, Шекспир, театр, устройство Лондона, национальные символы, хобби. А теперь скажите, что из этого вы помните из школьного курса? Естественно, изучать язык в отрыве от культуры невозможно.

Но, во-первых, кроме Шекспира Великобритания одарила мир ещё сотней прекрасных авторов. Во-вторых, это настолько скучная и сухая информация, что кроме — простите за тавтологию — информативности другой функции у неё и нет.

Получается, с одной стороны, стена из грамматики, с другой — London is the capital of Great Britain. Интересно? Конечно, нет. Почему бы не обратить внимание подростков, например, на ирландские легенды, на Диккенса и прерафаэлитов, на весь XX век с его рок-н-роллом и гранжем? Почему бы не добавить больше творчества?

Русский язык: унылые упражнения

Все эти пришвины с хрустнувшей в розовато-переливчатом зареве болота веткой… Примеры из учебника рождают у учащихся чувство, что русский язык — это не то, на чём они разговаривают, а какое-то сложное и далёкое нагромождение редких слов.

Марк Твен написал пародию на романтическое описание природы, оно вполне могло бы быть упражнением в учебнике по русскому: «Стояло хрустящее и ядрёное утро раннего октября. Ветви сирени и золотого дождя, зажжённые факелами осени, висели горящие и пылающие в высоком воздухе; лиственницы и гранаты простирали свои пурпурные и жёлтые языки пламени подобно ярчайшим и обширнейшим всплескам краски вдоль покатого изгиба лесного массива».

А вот, например, кусок упражнения из учебника: «Было приятно брести в тёплой воде, тащить к берегу деревянные мокрые „клячи“, вытаскивать облепленный водорослями бредень» (Русский язык. 8 класс, Пичугов Ю.С.). К сожалению, многие школьники ассоциируют бредень исключительно с занятиями родным языком.

Литература: засилье XIX века

Какой-нибудь Борхес не светит школьнику при любом раскладе. Потому что основная масса наследия, предлагаемого к изучению, относится к XIX и началу XX века. Почему именно к этому времени? Потому что «основные принципы» изучения литературы, а с ними и кейсы, десятилетиями не меняются, а только подновляются. Как дорога, на капитальный ремонт которой не хватает денег, и поэтому делают заплатки. Ну и потом 70-е и далее — это как-то слишком уж близко. Как-то проблематично слишком.

Лучше про всё, что после войны (после молодости прадедов наших детей) — быстренько, скороговоркой… А то как бы чего не вышло. В общем, даже если не поминать всуе Борхеса, если учитель сам не проявит какой-нибудь инициативы, захватывающей дух, даже эпизодические знания детей о русской литературе закончатся на Бродском.

Математика: абстрактные формулы

Задачи на прикладные темы оторваны от области, где их можно приложить. Первая же задача в учебнике пятого класса сообщает, что Вася купил в палатке 1% всех имевшихся там огурцов. Действительно, классический способ измерения количества овощей. Это не говоря уже о задачах про перевыполнивших норму стахановцев. Математика для большинства школьников остаётся набором абстрактных алгоритмов и команд «делай раз!».

Редкий пятиклассник не воспроизведёт формулу «скорость-время-расстояние». Зато задание измерить свою скорость, пробежав 10 метров, поставит в ступор добрую половину класса. «А, — говорят, — здесь нужно делить 4,2 секунды на 10 метров?». Оно и понятно, на десять-то делить удобнее.

Химия: голые формулы вместо полезного знания

На уроках химии не объясняют ничего, что действительно полезно в повседневной жизни. Почему порошок стирает, хлорка дезинфицирует (но вредна), а антибиотики убивают бактерии? Нет, не знаем. А если б хоть чуть-чуть знали, термин «органическая еда» просто не существовал бы. Вся еда органическая, кроме соли и соды. Вы не перевариваете камушки и не питаетесь кислотами и щелочами, а всё остальное — органические соединения. Даже нефть, газ, антибиотики и древесина (хотя её вы тоже не перевариваете) — это органика. Пожалуйста, запомните хоть это.

География: бесполезное запоминание названий

Да-да, все эти бесконечные столицы, горы, реки, о ужас, координаты крайних точек! И все их надо учить. Иначе никак. Да, на названиях выдающихся вулканов можно проводить логопедические обследования. Скажите-ка с первого раза… Нет-нет, не всеми выученный Эйяфьядлайёкюдль, а самый обычный, не так давно признанный самым высоким действующим вулканом Льюльяйльяко. Не получается? А у любого семиклассника от зубов отскакивает. Только зачем — он не очень понимает.

Комментарии
Комментарии