Домашняя работа: кто виноват и кому делать

Нужно ли помогать детям с «домашкой» и как не сделать её предметом постоянных ссор.
Домашняя работа: кто виноват и кому делать

Школьная «домашка» стала предметом шумных споров. Часть родителей возмущается: «Пусть сам учится. Мне никто не помогал — и ничего!». Другие сетуют на возросшую сложность программы, английский в начальной школе и одновременно делают поделку, посвящённую 56-летию завуча. Инна Прибора задумалась, кто же из них прав.

Психологи, требующие убрать руки от детских пеналов, во многом правы. Домашняя работа нужна не столько для того, чтоб лучше усвоить материал, сколько для формирования разных полезных качеств: навыков самообучения, ответственности, уверенности и инициативы («Напишу-ка я про осень в стихах!»).

Подразумевается, что плохиш, который забыл сделать урок, получит положенную двойку, а на следующий день сделает правильные выводы и всё-таки сядет за тетрадку. Станет учиться на ошибках, в общем.

На деле всё происходит наоборот. Ребёнок получает двойку (или грустный треугольник — если он в первом классе), а учитель, минуя сферу личной ответственности ученика, начинает отчитывать родителей и велит взять ситуацию с домашней работой под свой контроль.

А что такое контроль? Это всем известно: нужно отдать приказание, проверить исполнение и поругаться, если сделано плохо. Отличный способ испортить и тихий семейный вечер, и настроение домочадцев. Зато перед учительницей не стыдно — старались, делали, что могли.

Убрать руки от детской домашки? Хорошо, но кто отвечает за образование ребёнка, кому адресует претензии школа, на кого нападает классная: «Это, родители, ваши двойки, а не детские!»

Если домашняя работа нужна, чтобы школьник научился делать ошибки и извлекать из них выгоду, то отношения к двойкам должно измениться. Пара по математике не должна быть ужасом и проклятьем, висящим над всей семьёй до третьего колена, а всего лишь указателем: «Тебе нужно больше внимания уделить вот этой конкретной теме». Но пока что наша оценочная система не даёт чёткого представления о том, какой именно момент нуждается в проработке.

Снижать балл могут и за неправильно оформление, и за дисциплину, и за забытый учебник. Может, нужна отдельная шкала, которая бы по уровню домашней работы подсказывала учителю, разобрался ли ребёнок в теме или сидел полночи с мамой и гуглом, чтобы её написать. Практика показывает, что родительские работы получают лучшие баллы.

Есть хороший способ не делать уроков — сразу договориться с ребёнком о том, что вы снимаете с себя образовательную миссию, вы только сочувствуете, кормите и одеваете. Ладно, но в 11 классе не стоит удивляться, что человек пропустил несколько тем («Да я вообще не понял, как можно посчитать проценты!») и теперь срочно нуждается в трёх репетиторах.

Существуют другие родители, они необязательно тревожные контрол-фрики, которые должны убедиться, что носки на завтра поглажены, а упражнение по орфографии не содержит ошибок. Просто им не о чем ещё поговорить с ребёнком.

Они были на работе, младший человек коротал день в школе, потом на продлёнке, и теперь после ужина самое время пообщаться: «Ну что… Что вам там задано на завтра?»

Для этих людей домашняя работа служит средством укрепления привязанности. Склонившись над букварём, они уделяют время ребёнку так, как умеют, при этом создавая у него ощущение, что папа и мама волнуются и занимаются им. Уберите домашку, тогда им останется: «Ээ… Иди поиграй в свою комнату, дочка».

Исследования говорят о том, что в начальной школе практически нет связи между выполнением «дз» и успеваемостью учащегося. То есть именно тогда, когда родители больше всего времени корпят над пособиями, они занимаются бесполезным делом с точки зрения детского образования. Может, это и впрямь такое привычное проявление заботы, несмотря на то что иногда мероприятие заканчивается скандалом.

Когда известные психологи советуют вообще не заводить разговора о заданиях на дом с ребёнком, они представляют сферическую семью в вакууме. В такой семье малыш сам учится, старается, не бросает тетрадь в сторону с глуповатым выражением лица: «Вааще ничего не понятно!». А родителям есть чем заняться вечером с ребёнком: они играют в шахматы, гоняют на лыжах и загадывают друг другу загадки у камина, время от времени обнимаясь со счастливым смехом.

Если вы обнялись у камина, вопрос «Как там у тебя со склонениями существительных?» будет выглядеть неприятно. Примерно как спросить у девушки на романтическом свидании, брила ли она ноги. Жизнь большинства людей не похожа на грёзы психологов. Вместо положенных 20 минут, отведённых на дрянную домашку, ребёнок тратит на неё уже второй час, и, чёрт возьми, очень интересно, чем он там занимается.

Дай-ка посмотрю… Это что — учебник? Кхм… Фонетический разбор слова «вьюга»? Погоди, сейчас позвоним маме отличника Васи.

На родителя очень много всего давит. Это не только необходимость следить за тем, чтобы домашняя работа была сделана на радость педагогу. Это ещё и забота о том, чтобы ребёнок полноценно питался, был здоров, гулял на свежем воздухе, общался со сверстниками, имел некую широту взглядов, посещал культурные мероприятия, имел собственно выбранные увлечения, проводил время с семьёй и интересовался многообразием жизни.

И если человек верит в то, что домашняя работа не должна стоять священным идолом для ежедневного служения, то чёрт с ней. «Давай, сын, быстро её сделаем, чтоб не вспоминать, а сами пойдём в кино. Пиши, тут двадцать восемь в ответе, и бегом». Почему бы и нет?

Да, домашняя работа может давать ребёнку ощущение контроля над собственной жизнью. Но не в том случае, если младшеклассник попросил у вас помощи, а вы разворачиваете ему аргументацию из интернета: «Видишь ли, ребёнок, „дз“ формирует твой характер и навыки управления временем, поэтому справляйся сам».

О детский тайм-менеджмент ломаются копья. Все знают, что надо учить распоряжаться часами, не думать о секундах сгоряча. Но в итоге опять выходит, что расписание из трёх секций и художки составила мама, а то, чем действительно управляет ребёнок, — растянуть завтрак ещё на 10 минут. Говорить о том, что второклассник круто управляет временем, в этом случае лицемерно.

То, с чем нужно согласиться, так это то, что домашняя работа не должна быть яблоком раздора в семье. Мы помогаем с задачами, чтобы показать, что мы семья, мы вместе и ребёнок может на нас положиться в трудной ситуации. То есть заботливый отец тут может превратиться из железного давящего пресса в весёлого аниматора, научить нестандартному видению: «Не разобрался с народами России? Давай сейчас найдём фильм про это. Кстати, мой приятель — из Чувашии, пойдём к нему в гости, он расскажет нам про город Чебоксары». Да, примеров вы в этот день не сделаете, о чём честно придётся сказать учительнице: «Я считаю, что в пятницу Витя получил более полезный урок, чем примеры на деление, он научился отличать слова «чуваш» и «чувак».

В конце концов мы-то цепляемся к домашней работе, потому что думаем, будто она поможет каким-то образом добиться ребёнку успеха. А успеха ему поможет добиться хороший контакт и взаимопонимание с родителями, даже если они сложились на почве поиска в интернете списка перелётных птиц России.

Комментарии
Комментарии