Почему вокруг бодипозитива столько споров

Как даже самая классная идея способна принимать причудливые, а иногда опасные формы.
Почему вокруг бодипозитива столько споров

Главный редактор журнала Women's Health и сайта whrussia.ru Мария Троицкая — о том, что даже самая классная идея способна принимать причудливые, а иногда опасные формы.

Дивный новый мир

Последние пару лет из каждого утюга раздаются невозможные для интеллигентского уха слова «фэтшейминг», «бодипозитив», «фитоняшки». В интернете на эту тему постоянно «кто-то неправ». «Pirelli сдулись! Зачем поставили таких уродских баб? Мое чувство прекрасного агонирует!» — возмущается в фейсбуке знакомый журналист и любитель большой груди при размере одежды XS.

Экс-модель Sports Illustrated Шерил Тигс публично обвиняет фигуристую Эшли Грэм, которую журнал в начале года поставил на обложку, в пропаганде нездорового образа жизни. Общественность не дремлет и тут же осуждает Шерил за шовинизм. Да что там!

Наши коллеги из Women’s Health US отказались от выносов на обложке, которые в свое время неплохо привлекали аудиторию: «Сбрось два размера» и «Быстрая подготовка к сезону бикини». Повеселевшие читательницы рукоплещут: «Да-да, наконец-то вы сделали это! Неприятно, когда тебя призывают похудеть на два размера. А что, если я не хочу?»

Можно еще вспомнить линейку кукол Барби, приближенных наконец по форме и пропорциям к земным существам, див плюс-сайз вроде Тары Линн, рекламные кампании с возрастными моделями — и, потирая руки, заявить, что мир наконец повернулся лицом к естественности и даже здоровому образу жизни.

Но не так быстро, ребята. Беда в том, что человечество склонно к завышениям.

Высокая мода и феминизм

Изначально бодипозитивизм был про принятие себя после травмы, про то, как научиться жить полной жизнью при всех изменениях в теле. В 90-е годы начали создаваться группы поддержки для людей с физическими недостатками, и только потом движение распространилось и на тех, кто страдал от собственного несоответствия стандартам красоты.

Вот о чем шел разговор, а вовсе не о том, что «без помады даже лучше». То есть вся вражда между поклонниками глянцевых стандартов и бодипозитивщиками — это подмена понятий. Просто в процесс вмешались все кому не лень. Все, кому это было так или иначе выгодно.

Индустрия красоты и моды. Вы заметили, что привычные нам манекенщицы носят 34–36-й европейский размер, а топ-модели plus-size, пусть и считают себя «просто красивыми женщинами», как правило, крупнее 46-го? Вопрос: куда делись те, у кого 38–44-й? На самом деле они существуют, но в новостях чаще мелькают дамы более полные (но не «слишком»: женщины, которые носят одежду 52-го размера и больше, тоже выпадают из поля зрения СМИ и индустрии моды), причем хорошо отфотошопленные.

Почему так? Да потому, что высокая мода — всегда немножко чересчур, не стоит принимать ее всерьез, а реклама подстраивается под тех, кто готов купить продукт, и бодипозитивизм, равно как любые другие веяния, туда вписывается только до тех пор, пока это удобно. Тут не про естественность, как бы ни радовались адепты бодипозитива.

Феминистское движение. Стандарты красоты — это про сексуальную объективацию женщин, считают девушки. Пожалуй, я соглашусь — сексизма в обществе хоть отбавляй, и речь не только о русскоязычном сегменте: просто в России он считается нормой, а в более продвинутых странах вслух делать сексистские замечания не комильфо.

Само собой, после того как куча девушек погубили себя, пытаясь обрести фигуру Кейт Мосс, после моды на губы-пельмени было бы неплохо качнуть маятник в другую сторону. И вот в 2015 году только ленивая звезда не выложила в блог фото небритых подмышек.

Майли Сайрус горделиво заявила, что ее выступление — символ того, что женщина не объект вожделения, а личность. Я рада, что для кого-то подмышки — символ. Но считаю, что когда они без волос, выходит гигиеничнее, а бодипозитив по-прежнему ни при чем.

Адепты здорового образа жизни и стандартов красоты, которые часто выступают против бодипозитива. Поклонники ЗОЖ искренне не понимают, зачем оправдывать «лень» словами «я и так красивая», таскать на теле лишние килограммы и считать, будто это нормально. Особенно если можно встать поутру, пробежать километров двадцать, выпить смузи из сельдерея и выложить фото красивых ягодиц в инстаграм.

Сторонники бодипозитива предлагают любить себя всякой, не стесняться трещинок и складочек, но бывает, что и правда путают вредное для здоровья ожирение с неглянцевым телом. А все просто: бодипозитив — вне понятий «красиво» и «любить себя».

Он про осознание того, что тело тебе не враг, даже если ты им недоволен. И это только твой выбор: жить дальше или запереться дома и изводить себя чувством вины — абсолютно ложным, например внушенным обществом.

Позитив, но не сейчас

Почему же так плохо работает классная концепция в реальной жизни? Думаю, мы все еще к ней не готовы. Потому что измерять и сравнивать окружность бедер куда проще и интересней: Наташа лучше Маши, потому что грудь, а Маша лучше Светы, потому что ноги.

К тому же если признать, что все красивые, кому, извините, кричать: «Насосала»? Но, кроме шуток, я не теряю надежды, что когда-нибудь мы научимся уважать себя и ценить жизнь. Ведь и ЗОЖ именно про это и ни про что иное.

P. S. Интересно, что в Скандинавии мода на естественность действительно существует. Чтобы удостовериться в этом, достаточно включить любой местный фильм (например, сериал «Мост»). Почему им удалось, а нам нет, только предстоит узнать. И я над этим работаю.

Комментарии
Комментарии