Все в наших руках

Роберто Салас: «Мой первый снимок Че Гевары, сделанный в Гаване в январе 1959 года. Мне было тогда 18 лет. Сейчас немного больше».

Харри Бенсон: «Брайан Эпстайн — менеджер Beatles — только что сказал им, что они заняли первое место в американских чартах и что я поеду с ними в Нью-Йорк. 1964 год».

Давид Хрюм Кеннерли: «Пять президентов в мемориальной библиотеке Рейгана в городе Сими-Вэлли. Калифорния, 4 ноября 1991 года. Это был первый раз, когда вместе собрались пять американских президентов».

Лайл Оверко: «Никто не ожидал, что такой прекрасный теплый день станет фоном для одного из самых болезненных ударов в сердце человечества. Эта фотография — только малая часть этого огромного события, которое связывает тысячи историй и миллионы людей. Написанные слова никогда не передадут полный масштаб того, что случилось, им не воссоздать звуки, запахи и голоса, замороженные в банке моей памяти о том дне. Я не мог сделать ничего лучше, чем фотографировать 11 сентября так, чтобы будущие поколения получили представление о масштабе происшедшего, чтобы у них было свидетельство того, как невинность может быть так просто срезана заостренной бритвой времени. Надеюсь, что со временем раны заживут, боль притупится, мудрость и мир победят темноту этого события, и человечество сможет двигаться вперед к процветанию и взаимопониманию».

Донна Де Чезаре: «Снимки — всегда результат кармы, терпения и внимательного глаза. Я собиралась фотографировать дядю Эсперанцы, Джованни. В прошлом он был членом банды, его парализовало после ранения в перестрелке. Был 16-й день рождения Джованни. У него никогда не было праздничного торта, так что я принесла торт. Но когда я приехала, его не было дома. И я его ждала. Пока я говорила с его матерью, я увидела племянницу Джованни — Эсперанцу, которая прыгала на кровати, и рядом лежало что-то похожее на пистолет. Я подошла к дверному проему — там свет был лучше. Эсперанца прекратила прыгать и обняла птицу. Это было потрясающе, и я сделала несколько снимков, в том числе этот. Она сказала, что это пистолет ее дяди и что птица — что-то вроде домашнего животного у них в семье. Птичку назвали Джованни, потому что, как и дядя Эсперанцы, она не могла ходить. Джованни вернулся домой через шесть часов, и мы устроили праздник с тортом».

Комментарии
Комментарии