Путешествие в Кению на великую миграцию гну

В августе в Кении можно снять одно из самых потрясающих зрелищ в мире: великую миграцию гну через реку Мара.
Путешествие в Кению на великую миграцию гну

Абсолютное большинство людей с камерами едет в Кению в августе, потому что в августе в Кении можно снять одно из самых потрясающих зрелищ в мире: великую миграцию гну через реку Мара. Больше, чем приезжие люди с камерами, этому шоу рады только местные крокодилы. Потому что крокодилы, живущие на месте переправы, едят всего один раз в год — вот именно в августе. Но так, что до следующего августа хватает.

Поэтому мы с режиссером на всякий случай поехали в Кению в январе.

Найроби

Прилетаем в Кению — а там Найроби. Найроби знаменит тем, что делать в нем совершенно нечего. Разве что сходить в пригородный нацпарчок покормить жирафа и потрепать носорога за холку. Отель Буш энд кэмп, где мы отвисали свои первые адаптивные сутки и ждали сафарийник, как раз рядом с этим нацпарком, так что сходили, покормили, потрепали. Хороший жираф, хороший носорог, что. Но больше — решительно нечего. Ну, можно еще в пробке постоять. По возможности старайтесь избегать Найроби.

Хашим

А утром приехал сафарийный минибас с гид-драйвером Хашимом за штурвалом и повез нас на север в первый нацпарк, в Самбуру. Сам Хашим из Момбасы, с океана. Моторный такой. Все повторяет по три раза: «В Самбуру приедем в два часа. В два часа. В Самбуру мы приедем в два часа. И будет ланч. Ланч. Ланч». Мне нормально, потому что кенийский английский я иногда вот как раз только с третьего раза. А режиссер поначалу очень страдал. Но потом привык и даже втянулся. И под конец мы уже сами за Хашимом повторяли:

Х: — До Малинди осталось 60 километров.

С: — 60 километров.

Ж: — 60 километров. Что-то много.

С: — 60 километров много, да.

Х: — Зато 60 километров — и Малинди!

В общем, хороший оказался мужик Хашим. Водил хорошо, помогал в съемочных исканиях как локейшн-скаут, отмазывал от рейнджеров (туристам без спецлицензии нельзя выходить из машины на территории нацпарка, потому что типа опасно, но нам было надо, не взирая), и вообще был молоток. И, главное, говорил с каждым днем все меньше, так что под конец даже совсем и не надоел. Для платного друга на десять дней это качество — бесценно.

Комментарии
Комментарии