Море по колено

Как и почему во Фландрии ловят креветок лошадьми.
Море по колено

Кони были мохноногие, спокойные, гладкие, мощные. Они стояли в своих стойлах мордами к стене — серого звали Джонни, белого — Двард, — и Доминик с Бернаром чистили их щетками. Вместо хвостов у тяжеловозов были пушистые обрубки, напоминающие банты. «Им отрезали под наркозом, они еще совсем маленькими были. Так проще управлять, а то, когда они хвостами машут, ничего не видно из повозки, — объяснил Доминик, совершенно деревенский на вид парень с черными кучерявыми волосами. — У тех, кто рождается сейчас, уже не обрубают. Министр запретил. Защита животных — чтобы, говорят, было чем от мух отмахиваться. Он же не знает, что мухи больше всего досаждают глазам, а до глаз хвостом не дотянуться».

Они набросили седла, надели хомуты и шоры, затянули нужные ремни, и лошади резво и тяжело вышли мимо меня из конюшни. Я почувствовал еще сильнее, насколько они большие. Очень большие. Но когда их запрягли в повозки, Двард с Джонни стали как будто приземистее. Я сел к Бернару, и мы не спеша тронули — сначала по проселочной дороге, потом выехали на шоссе, через пару километров свернули на тенистую аллею и вскоре въехали в Остдёйнкерке с его аккуратными домиками за живыми изгородями. Перед перекрестком остановились, чтобы пропустить школьников на велосипедах — целый класс, — и они притормозили тоже, чтобы посмотреть на лошадей. На центральной улице города мы собрали за собой небольшую пробку, но водители не проявляли признаков недовольства. Лошади вели себя смирно, заволновались только рядом со стройкой — слишком шумной и пахучей. «Давно вы ловите креветок?» — спросил я Бернара, когда мы проезжали мимо колокольни, к стене которой был прибит гвоздями длинный изможденный Христос. «Лет с тринадцати», — ответил он, приглядывая за дорогой через очки-хамелеоны.

Комментарии
Комментарии