На крыше мира

Путешественник Влад Смирнов провел несколько дней в тибетском монастыре и был поражен.
На крыше мира

До столицы Цинхая города Синина я добрался из Пекина поездом Пекин-Лхаса. Поезд запомнился тремя особенностями: самым мощным кондиционером, который я когда-либо встречал в транспорте (утром даже показалось, что одеяло покрылось инеем); точками для подключения кислородных масок (как никак, Цинхай-Тибетская железная дорога — самая высокогорная в мире) и вышколенными проводниками, больше смахивающими на солдат из роты почетного караула; таких и попросить о чем-то неловко, да ни о чем, собственно, просить и не надо — они появляются бесшумно, словно ниндзя, предугадывая все ваши желания, и также незаметно исчезают.

В Синине больше, чем на один день, я задерживаться не собирался — ни достопримечательностей, ни друзей там не было. Как говорил один мой товарищ с острова Беринга: «Что делать в городе, где нет друзей — прогуляться по проспекту, съесть беляш и улететь». И всё же я пробыл в Синине два дня и познакомился с интересными людьми. С отважной девушкой Галиной из Ростова, которая в одиночку изъездила Тибет вдоль и поперёк; с 18-летним толстым американцем китайского происхождения из Беверли Хилз, который ночи проводил на древнем кладбище, а днём наяривал брутальные сообщения своей штатовской подружке и при этом смеялся, будто безумец из книги Джека Керуака; ну и с весьма примечательным джентльменом — Томасом, поляком с украинским паспортом и авантюрной сущностью Остапа Бендера. Вот уже пять лет он путешествует по Латинской Америке, Азии, Штатам. Зная в совершенстве английский и испанский языки, зарабатывает деньги не только фрилансом, но и устраиваясь на местную работу, например, в торговую компанию или порт.

Комментарии
Комментарии