Отец Фотий, Иван Охлобыстин и другие актеры от Бога

Люди, сочетающие служение церкви и публичное творчество.
Отец Фотий, Иван Охлобыстин и другие актеры от Бога

Кому-то удается сочетать служение церкви и творчество, кто-то уходит из кино в монастырь насовсем, а кто-то все же возвращается потом на сцену.

Отец Фотий, участник шоу «Голос» на Первом канале

В детстве он занимался музыкой в родном Нижнем Новгороде, но прервал обучение из-за переезда семьи в Германию. Там играл на органе, брал уроки управления хором. А в 2005 году по совету знакомого православного архиерея из Германии приехал в Свято-Пафнутьев Боровский монастырь в Калужской области. Так там и остался. Понял: это его, находится здесь в своей тарелке.

«Духовник отец Власий рекомендовал поступать в семинарию. Я же хотел стать простым монахом. Послушник отвечает только за выполнение четких обязательств, — признается отец Фотий. — Более широкий спектр ответственности не для моего уклада характера, не для моего ума. И в 2013 году состоялось рукоположение в иеромонахи.

Круг моих обязанностей в монастыре — это прежде всего богослужение. В зависимости от расписания либо совершаю литургию, либо пою на клиросе. Иногда исповедую в качестве помогающего священника. Это непросто.

Я, как священник, общающийся с людьми, обязан интересоваться всем, что происходит в стране, в том числе и на телевидении, расширять свой кругозор. Очень ценю остроумие, если это не дешевое шутовство на темы ниже пояса. На нашем телевидении, к сожалению, не так много артистов, чей искрометный юмор можно воспринимать с восхищением. Выделю Ивана Урганта и Диму Нагиева. Из кавээнщиков нравятся «Уральские пельмени», а также ребята из Белоруссии Евгений Сморигин и Дмитрий Танкович».

Решение пойти на «Голос», по словам Фотия, зрело долго. Посоветовавшись с друзьями, духовником и митрополитом, он все-таки дерзнул отправить анкету на проект: «Самочиние — большой грех, мне бы это грозило серьезной епитимьей. Но когда встал вопрос о благословении от архиерея, руководство «Первого канала» походатайствовало за меня и обратилось к митрополиту с официальным письмом. Он разрешил».

Комментарии
Комментарии