В огне не горит

«Сжечь — не значит опровергнуть», — произнес Джордано Бруно, отправляясь на костер. Мы расскажем о самых известных жертвах инквизиции.
В огне не горит

Алессандро Калиостро

Настоящее имя — Джузеппе Бальзамо. Этот итальянский мистик и алхимик называл себя по-разному. Всю свою насыщенную жизнь «граф Калиостро» занимался авантюрами, а говоря проще, откровенным надувательством. Прямо с детства. Мальчишка проявлял склонность к химии, но был непоседлив и больше интересовался фокусами и чревовещанием, чем наукой. Из школы при церкви Святого Рокка его, по одной из версий, выгнали за богохульство, по другой — за кражу. Мать устроила его в монастырь, но перевоспитания не получилось. Уличив в мошенничестве, ему указали на дверь. Вернувшись в родной Палермо, он занялся изготовлением «чудодейственных» снадобий, подделкой документов и продажей карт, где якобы спрятаны клады. Облапошив изрядное число простаков, он был вынужден покинуть родину и отправиться в Мессину. Там-то, по некоторым сведениям, он поменял свое имя на более благозвучное — Калиостро, а заодно «наградил» себя графским титулом.«График» Великого Копта, как называли Бальзамо английские масоны, был очень плотный. Поиск и «открытие» философского камня, эликсира молодости, встреча с бессмертными мудрецами, изготовление драгоценностей, «торговля» собственной женой, которую он «подкладывал» под нужных ему людей, и тому подобные шалости.Пока он странствовал по миру, итальянские священники начали покидать масонские ложи. Великую Французскую революцию стали связывать с масонским влиянием, поэтому вовлечение в ряды вольных каменщиков стало караться смертью. Возвратившись в Италию, «граф» был арестован. Его обвинили во франкмасонстве, чернокнижничестве и мошенничестве. Приговорили к сожжению, которое вскоре заменили пожизненным заключением. Через четыре года, в 1795 году, Калиостро скончался в тюрьме — то ли от эпилепсии, то ли от яда, подсыпанного ему тюремщиками.

Данте Алигьери

Величайший поэт и богослов был очень набожным человеком. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть его «Божественную комедию». Но инквизиторы рассуждали иначе. Будучи истинным гуманистом, Алигьери, конечно, не мог согласиться с некоторыми весьма жестокими приговорами господа, о чем живописно рассказывает в своей поэме. Данте жаль обжор и самоубийц, а особенно Франческу да Римини, попавшую в ад из-за любви. А уж путешествие Данте по чистилищу — так и вовсе «ересь чистой воды». «Божественную комедию» быстро запретили.Но Алигьери раздражал не только этим. Он был давним борцом с папой римским и участвовал в политической борьбе во Флоренции. Об этом он красноречиво повествует в своем трактате «Монархия». Все это привело Данте к тому, что он вынужден был бежать из родной Италии и провести остаток жизни на чужбине. Это были годы скитальчества и страданий. В это время на его родине его заочно приговаривают к костру. С этого момента путь в Италию для него захлопывается навсегда. Даже после смерти в городе Равенне Данте не может вернуться в родные пенаты. На неоднократные просьбы Флоренции о перезахоронении его праха на итальянской земле Равенна отвечает неизменным отказом.

Джордано Бруно

Начав «карьеру» католика, монаха-доминиканца, Джордано (Филиппо) Бруно только тем и занимался, что портил себе репутацию на каждом шагу. Взрывной, даже агрессивный характер ноланца с самого начала мешал ему быть благоразумным мальчиком. У него, например, сразу было свое понимание Пресвятой Троицы, что позже стало одним из оснований для отправки на костер.Бруно — еретик par excellence, то есть абсолютный. Его отлучили все — католики, кальвинисты, лютеране. Он не укладывался ни в одну религиозную и мировоззренческую доктрину. Его называют пантеистом, но это лишь «зонтик», описание. Бруно, конечно, новатор. Инакомыслец. Бунтарь.Но средства его борьбы непонятны. Следуя за Коперником, он, конечно, не следовал за наукой. У него свои мотивы — собственное философское и религиозное учение. Довольно путаное, но прогрессивное. Распространяя личные убеждения и выступая с публичными лекциями, Джордано довольно быстро был вынужден бежать со своей родины — Италии. Он перешел в кальвинизм. Дальше — лютеранская среда. И нигде он не нашел понимания. Поссорившись с лютеранами, он вернулся домой. Там его ждали суд и сожжение.За что именно казнили Бруно — остается загадкой. В тексте приговора указано, что ему инкриминируют восемь еретических положений. Но до нас дошло одно: «Был привлечен к суду святой службы Венеции за то, что объявил: величайшее кощунство говорить, будто хлеб пресуществляется в тело». Про космологические воззрения не сказано ничего.Джордано Бруно сожгли 17 февраля 1600 года. Приговор не пересмотрен до сих пор. На месте его гибели — площади Кампо-деи-Фиори в Риме — установлен памятник, на котором написано: «9 июня 1889 года. Джордано Бруно — от столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжен костер».

Жанна д’Арк

История Жанны Девственницы — самый известный и загадочный сюжет одновременно. Все потому, что мифологизация ее образа началась сразу, как только она появилась на исторической сцене. Ей принадлежит знаменитое пророчество об исходе так называемой Селедочной битвы — одной из бесчисленных в Столетней войне между Англией и Францией. Ее сторонники воспринимали ее как святую, голосом которой говорил сам господь. Самое смешное, что подобным образом характеризовали ее даже заклятые враги — противники французского короля. Сами англичане, разумеется, называли Жанну ведьмой.Процесс над ней начался 21 февраля 1431 года. Как известно, формально ее обвинили в ереси, однако под стражей она содержалась как военнопленная. Английское правительство и не думало скрывать истинную причину ее ареста — вдохновительницу французов надо было казнить.Но обвинить Орлеанскую деву оказалось непросто. Стойкость ее изумляла. Обходя многочисленные ловушки, игнорируя угрозы и оскорбления, она отказывалась признаваться в ереси и сношениях с дьяволом. Возглавлявший процесс епископ Пьер Кошон, прекрасно понимал, что, казнив Жанну без признания, он только поспособствует возникновению вокруг нее ореола мученицы. И пошел на подлость. Он показывает ей костер, на котором она должна быть сожжена, а заодно бумагу, в которой она отрекается от ересей и становится послушной церкви. Ей остается только подписать. И тогда, мол, ее простят и переведут из английской тюрьмы в церковную — с хорошими условиями. Неграмотная крестьянская девушка соглашается. И тогда епископ подменяет бумагу другой, где она ставит крест (подпись), полностью отрекаясь от всех своих «заблуждений». Обещания Кошон, конечно, не сдержал. Через несколько дней под предлогом того, что она снова надела мужскую одежду (женскую у нее отобрали), трибунал приговорил ее к смерти. 30 мая 1431 года на голову Жанны надели бумажную митру с надписью «Еретичка, вероотступница, идолопоклонница» и повели на костер. «Епископ, я умираю из-за вас. Я вызываю вас на божий суд!» — крикнула Жанна. А потом попросила, чтобы ей дали крест. Ей протянули две скрещенные хворостины. Из огня она еще несколько раз кричала: «Иисус!» Прах Жанны д’Арк развеяли над Сеной.В 1920 году католической церковью она была причислена к лику святых.

Комментарии
Комментарии